Найти: на

 

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

 

М . Кушникова , В . Тогулев .

КРАСНАЯ ГОРКА :

очерки  истории « американской» Коммуны в Щегловске , провинциальных нравов , быта и психологии 1920-1930- х гг .

( документальная версия ).

Глава первая.

КРАСНЫЕ РЕЛИКВИИ КРАСНОЙ ГОРКИ

АИК «Кузбасс» и духовный климат щегловской провинции

в 1922-1923 гг.

Страница 9 из 25

23 ноября 1923 г. Конфликт между профсоюзами и Правлением АИКа по поводу тарифов продолжает усугубляться. Поводом послужило положение о премировании шахтовых рабочих, выработанное Правлением АИКа, но не согласованное с рудкомом. Рудком постановил «протестовать против односторонности со стороны Управления АИК выработки норм и форм премирования за перевыработку и довести об этом до сведения Райкома ВСГ Кузбасса». Основной движущей силой, мешающей внедрению премиальной системы АИКа, был профсоюзный деятель Гульбе. Приводим его запротоколированное выступление: «2 ноября нами получена из АИК посланная ими в рудком для сведения разработанная таблица норм по угольным проходкам и объявление о премировании за превышение норм выработки. Означенные таблицы с рудкомом своевременно не согласованы, но опубликованы для проведения в жизнь с 1-го ноября. При детальном рассмотрении ТЭО последним обнаружен всесторонне неправильный подход, что доказывается докладом ТЭО с цифровыми данными (объявленные АИК нормы месячной проходки выработок и % премирования за перевыработку, а также цифровой доклад ТЭО прилагается)».533

Премиальную систему профсоюзам сорвать-таки удалось, благодаря поправкам, внесенным в нее много позже. Так профсоюз встал на пути увеличения производительности труда в Кузбассе, и заколаживал методы поощрения рабочих…

28 ноября 1923 г. Несмотря на взаимные распри, у рудкома с АИКом были не только общие дела, но и весьма точные бухгалтерские рассчеты: рудком, как известно, содержался именно на деньги колонии, которой доставлял столько хлопот. 28 ноября 1923 г. на президиуме райкома слушали доклад Баумана «О расчете с Управлением АИК». Содержание рудкома АИКу обходилось в столько же, сколько требовалось бы платить, скажем, 100 рабочим химзавода (т. е. трети персонала). Впрочем, есть более точные данные. Из доклада Баумана: «Согласно предложения райкома ВСГ мы вели переговоры с АИК по поводу расчета по 1% на вузы, недополученному начислению по 5% фонду и 2% фонду за июнь-сентябрь с. г. Договорились таким образом:

- Задолженность по 1% на вузы на 1-е января 1923 г. аннулировать, а с 1 января по 1 ноября с. г. причитающуюся сумму исчислить в червоных рублях, каковая выражается в сумме 4961 р. 18 коп., 50% которой АИК выдает райкому ВСГ через свое представительство в Н.-Николаевск, а остальную половину обязуется уплатить райкому ВСГ после продажи угля в г. Томске.

- Недополученную сумму за три месяца июль-сентябрь по 5% фонду в сумме 5791 р. 24 коп. за вычетом 887 р. 39 коп., выданную в октябре на содержание работникам Школ Соцвоса, Управление АИК выдает немедленно райкому ВСГ через свое представительство в Н.-Николаевске.

- Недополученную сумму по 2% начисления за июль-сентябрь 827 р. 32 коп. Управление обязуется немедленно уплатить райкому ВСГ. Что же касается рассчета по 2% отчислению, то здесь необходимо сделать перерасчет за время с 1 октября прошлого года по момент перехода на индивидуальное взимание в твердой валюте и согласно этого перерасчета произвести окончательный расчет».

В общем, профсоюзы АИКу стоили дорого. Мешали работать, срывали систему стимулов и поощрений рабочих, «выбивали» подачки в твердой валюте на содержание собственного аппарата, на зарплаты профсоюзным лидерам, выпрашивали у колонистов под видом пожертвований личные вещи, хамили, подрывали авторитет Рутгерса, и постоянно предъявляли претензии, причем в далеко неделикатной форме. Так, на упомянутом заседании президиум рудкома опять требует:

- Выявленную сумму задолженности и способ рассчета утвердить, и по получении этой суммы с АИК считать рассчеты поконченными по 1 ноября по фондам 5% начисления на культнужды, 2% начисления на содержание рудкомов и 1% начисления на вузы.

- Поручить финсчетному отделу сделать пересчет в твердой валюте фонда 2% отчисления с членов Союза с 1 октября прошлого года по 1 июля текущего года и о результатах доложить президиуму рудкома ВСГ.534

28 ноября 1923 г. Американцы пожертвовали на нужды рабочих АИК много личных вещей. На заседании президиума рудкома ВСГ решили организовать фонд взаимопомощи. И получилась странная картина: рабочие бунтуют против задержек в выплате заработка и ругают американцев, а последние делятся с русскими пролетариями собственной одеждой. Из протокола: «Тов. Тимощенко указывает, что пожертвованные американскими рабочими вещи, поступившие в адрес АИК, последним переданы нам для распределения. Часть вещей согласно постановлений рудкома пущены для бесплатного распределения среди рабочих, а также выделено незначительное количество для реализации и создания Фонда Взаимопомощи для рабочих нашего района. В настоящее время из райкома ВСГ получено письмо, в котором разъясняется, что фонды взаимопомощи организуются только при райкоме ВСГ. Перед нами стоит задача разрешить вопрос о передаче этого фонда по принадлежности райкому ВСГ или же этот фонд переименовать в другое название и оставить на месте».

Одним словом — на американские вещи претендуют сразу две профсоюзные инстанции: рудком ВСГ и райком ВСГ. Рудкому не хочется отдавать вещи райкому. Американцы же озабочены только тем, чтобы вещи попали рабочим АИК, профсоюзные дрязги им неинтересны. Поэтому секретарь Рутгерса Бронка Корнблит заявила: «У нас есть указания из Америки, что жертвенные вещи должны быть распределены между рабочими АИКа».

Рудкомовец Гульбе тоже озадачен: «В бытность мою в Ново-Николаевске по этому вопросу я говорил с тов. Котиным, который против создания фонда в нашем районе не возражал». И, стало быть, Гульбе сильно удивлен претензиями райкома ВСГ.

Поэтому следующий выступающий, Бауман, предлагает разрешить конфликт простым переименованием фонда: переименование, де, спасет его от передачи райкому ВСГ. Из выступления Баумана: «Вся суть в том, что фонду дано неправильное название и мне кажется, что данный фонд не может именоваться Фондом Взаимопомощи, а Местным Фондом Помощи».

Поэтому постановили:

- Организованный Фонд Взаимопомощи переименовать в Местный Фонд Помощи.

- Поручить Орготделу дать разъяснение райкому ВСГ по существу данного вопроса.535

28 ноября 1923 г. И вновь на повестке дня — обсуждение сокращения штатов АИКа. Управление АИКа предоставило рудкому ВСГ план сокращения:

 

Наименование отделов

Работает на

1 ноября

Остается

Будет сокращено

Горный, включая канатку

и маркшейдерское бюро

784

700

84

Механический отдел,

включая паровое хозяйство

168

140

28

Электрический Отдел

50

50

1

Строительный отдел,

включая ремонтных и чернорабочих

303

180

123

Главная Контора Техбюро

80

60

20

Отдел снабжения, включая

лесопилки, мельницу, экспедицию и т. д

184

100

84

Поверхностный Отдел

 

 

 

Транспорт

138

100

38

Квартирный

81

60

21

Больница

56

47

9

Милиция

96

38

58

Чернорабочие

192

42

150

Коммунальное хозяйство

62

50

12

Ферма

78

13

65

Порывайка

108

80

28

ИТОГО

2381

1660

721

Что касается Химзавода, то сокращения на нем не предусматривалось. Напротив, на 1 ноября там имелось 85 человек, а предполагалось, что будет 120. Хотя первоначальный план увеличить число работающих до 300 оказался временно сорван.

Присутствующих волновали вопросы: временной ли мерой является сокращение, и какими темпами оно будет осуществляться — постепенно или «рывком». Пояснения дал колонист Чезарри. Из протокола: «На вопросы отвечает тов. Чезарри, который указывает, что план проведения сокращения, согласуясь со сметой о необходимом проведении предусмотренных операционной сметой работ, составлен правильно и проведение сокращения в жизнь является необходимостью. Пополнение штата может быть допущено только тогда, когда будет пущен завод и в связи с этим потребуется увеличение добычи угля, а также в летний сезон должен увеличиться размер разведочных работ и другие работы, которые нельзя выполнять в зимний период. Если предположить, что сейчас оставить существующий штат рабочих, то приходится констатировать тот факт, что на зимний период мы можем непродуктивно израсходовать сметные средства и в конце-концов все-таки прибегнуть к способу сокращения. Тов. Гульбе делал намек, что сейчас имеются новые забои по Центральной и Наклонной шахтам, на которые, по его мнению, потребуется пополнение забойщиков, на это можно дать следующий ответ: что если открываются новые забои на Центральной и Владимировской шахтах, то в Южной шахте они сокращаются и мы вынуждены будем делать переброску из последней по мере развития работы на Центральной шахте. Если в дальнейшем предположено увеличение добычи угля, то это увеличение будет отнесено не за счет увеличения кадров рабочих, а за счет новых оборудований и применения машин. Сейчас приходится до минимума сократить строительные и ремонтные работы и часть этих рабочих, взятых ранее из шахты, придется снова поставить в шахту, а к весне снова перебросить на строительные работы».

Очевидно, представленный план сокращения рабочих вверг рудкомовцев в смятение, и они явно были не готовы обсуждать его детали. Поэтому рудкомовцы Тимощенко и Бауман сделали Чезарри замечание, что этот план сначала надо было согласовать в ТЭО (тарифно-экономический отдел), а уже потом представлять на президиум райкома. Постановление президиума выглядело осторожным:

- Просить Управление АИК в двухдневный срок представить план дальнейшей работы по добыче угля, строительной программы и других работ, с указанием, какие работы будут производиться сейчас и какие предположено остановить, а также представить список категорий рабочих, предположенных к сокращению по каждому цеху в отдельности.

- Поручить ТЭО вести подготовительную работу и выработать план сокращения с точки зрения Союза.

- При поездке в Ново-Николаевск поручить тов. Тимощенко обсудить в райкоме ВСГ вопрос о порядке сокращений, выдвинутых управлением.

- Впредь до возвращения тов. Тимощенко предоставить возможность Управлению АИК производить сокращение только не членов Союза.536

Но — «сокращать не членов Союза», вернее только не их, — такой запрет может вообще сорвать план сокращения, и, соответственно, государство понесет убытки. Однако, рудком, похоже, этим не обеспокоен — главное, чтобы план сокращения был выработан «с точки зрения Союза», а не так, как его видит Рутгерс…

28 ноября 1923 г. Рассматривали проект нового колдоговора, представленного АИКом. Колдоговор планировалось проводить в жизнь с 1 декабря. Особых стычек на президиуме рудкома по поводу колдоговора не было. Секретарь Рутгерса Бронка Корнблит указала «на необходимость выявить точку зрения заседания президиума по проекту колдоговора в пунктах, вновь выдвинутых данным проектом». В свою очередь рудкомовец Бауман считал, что проект — сырой и рассматривать его еще рано: «Мною просмотрен предложенный проект, после чего и я прихожу к выводу, что сейчас мы не можем рассмотреть его в деталях, т. к. в нем нет выдвинутых пунктов об оплате труда, а также редакционная сторона его в некоторых пунктах противоречит кодексу Законов о Труде». Поэтому постановили «поручить ТЭО в двухдневный срок разработать проект колдоговора и согласовать с Управлением АИК, представив на заседание президиума; тов. Тимощенко при поездке в Ново-Николаевск поручается обсудить вопрос с райкомом ВСГ о заключении колдоговора».537

Как видим, и тут тактика рудкома ВСГ вполне предсказуема. Проекты соглашений между профсоюзами и АИКом представляют обе заинтересованные стороны, причем сначала — АИК, а потом, как бы в противовес, — рудком ВСГ. Конфликт налицо.

28 ноября 1923 г. Рудком одержал очередную победу: вытряс из Правления АИКа средства за посещение (колонистами?) курсов ликвидации неграмотности. Правда, решили, что эти средства лучше переправлять отныне не в рудком ВСГ, а в Культотдел. Об этом на заседании говорил рудкомовец Бауман: «Существующий сейчас порядок оплаты Управлением за посещение рабочими ликпунктов для пользы дела следовало бы изменить путем передачи этих средств в Культотдел». В связи с этим постановили «Просить Управление АИКа средства, ассигнуемые на выплату за посещение пунктов ликнеграмотности, передать в распоряжение Культотдела из рассчета тарифной ставки посещающих».538

28 ноября 1923 г. Президиум беспокоится, как бы Управление АИК в период кампании по сокращению рабочих мест не сократило бы 22-ух подростков, которые, не работая в АИКе, получают тем не менее зарплату по 1-му разряду «за посещение школ ученичества», о чем сообщил присутствующим рудкомовец Тимощенко. Член президиума рудкома Бауман похвалился, что с Управлением достигнута договоренность — подростков не трогать, а, напротив, в период сокращения предоставить им рабочие места: «По этому вопросу мы договорились с Управлением и последнее дало согласие после сокращения штата разместить подростков на работы в производстве».

Итак, — неработающих подростков приходится содержать именно по настоянию рудкома. АИК опять раскошеливается…

Постановили «Просить управление АИК после сокращения штата принять меры к размещению подростков в производстве».539

28 ноября 1923 г. Президиум рудкома утверждает колонистов Гольдфайна,540 Чезарри и Струйка,541 первого — в членах, а второго и третьего — в кандидатах бюро ИТС.542

28 ноября 1923 г. Президиум рудкома ВСГ постановил отказаться от содержания школ ученичества, «передав эти функции Управлению АИК, о чем последнее поставить в известность».543

У Правления АИК появился, таким образом, новый объект для содержания. Его, как внебрачное дитя, подкинул АИКу рудком. Остается непонятным — зачем было Рутгерсу содержать какие-то школы? И почему при передаче АИКу малополезных для колонии функций совета Рутгерса никто не спрашивает?

28 ноября 1923 г. Президиум рудкома принял постановление «О выдаче вещей, пожертвованных американскими рабочими по заявлениям». Постановление более чем лаконичное: «Поручить кассе Взаимопомощи имеющиеся вещи для бесплатного распределения выдавать по мере поступления заявлений».544

1 декабря 1923 г. Опять вернулись к вопросу о сокращении штатов. По этому случаю на заседании президиума от Правления АИК присутствуют Рутгерс, Шипман и Корнблит. Рутгерс выступает с речью, переводит Корнблит. Из протокола: «Тов. Рутгерс, слова которого с английского переводятся на русский язык тов. Корнблит, говорит, та смета, которая утверждена Госпланом на 1923/24 год, ставит в определенные рамки Управление АИК и тот штат рабочих и служащих, который имеется в данное время, Управление АИК содержать не может. В результате чего приходится в первую очередь сократить работы по подсобным цехам, как-то: строительный, лесопилка, хозяйственный, механический и ряд других цехов. Всего к сокращению рабочих и служащих Управление полагает сократить до 600 человек. За этот период с 1 по 15 декабря уволить 175 человек. С 15 по 1 января 1924 года 75 человек, и с 1 января по 15 января 100 человек».

С Рутгерсом спорит рудкомовец Тимощенко. Он считает, что сокращение нужно произвести не столь масштабное, и продолжать кормить уже ненужных для производства рабочих:

«Просматривая материал Управления АИК по сокращению штата, тов. Тимощенко говорит, что материал является слишком сухой и не обработанный и иметь точным выводом не представляется возможным, так как в общий план сокращения попадает как коммунальная столовая и больница, так что с указанной цифры сокращения Рутгерсом придется немного уменьшить. К тому же, как указано в докладе, что с установлением новых клетей на Центральной шахте придется увеличить рабочих по шахте до 80 человек, все говорит за то, что вопрос о сокращении должен быть основательно продуман, чтобы не пришлось после сокращения сейчас же опять добавлять рабочую силу».

Итак, в первый день сокращения профсоюзные функционеры заявляют, что нужно бы оное «продумать». В России думают, как всегда, «задним числом». Постановили:

- В принципе с сокращением штата согласиться.

- Управлению АИК в срочном порядке издать приказ по Управлению, что ни один рабочий и служащий не должен быть сокращен без ведома МРКК.

- Ввиду неподготовленности материалов и принимая во внимание зимний сезон установить срок сокращения до 15 января 1924 года.

- Сокращение должно распространиться в первую очередь на временных рабочих.

- Предложить Управлению АИК не допускать сверхурочные работы, строго придерживаясь Законов о Труде, допуская сверхурочные работы в исключительных случаях.545

11 декабря 1923 г. В первую очередь решили сократить кадры химзаводской больницы. В результате больница превратилась в фельдшерский пункт. По этому поводу было созвано объединенное заседание президиума рудкома, Правления АИК, Страхкассы и медперсонала. Заседание началось с вопроса председателя Страхкассы Заплаткина, чем вызвано сокращение. На это ему отвечала секретарь Рутгерса Корнблит: «Заседание созвано по просьбе Управления АИК и представителем Управления АИК по данному вопросу являюсь я. Переходя к обсуждению вопроса, тов. Корнблит говорит, что этот вопрос в Управлении затрагивался неоднократно, но теперь, когда перед нами стоит вопрос о сокращении штатов и уменьшении накладных расходов, то этот вопрос требует окончательного разрешения. К тому же договоренность с райврачом Никитиной546 по этому вопросу есть, которая не возражает против ликвидации больницы на химзаводе и все стороны обслуживания больных рабочих химзавода по оказанию медицинской помощи и лечению учтены, так что препятствий к ликвидации больницы не имеется».

Бронку Корнблит поддержала районный врач Никитина. Выступление Никитиной: «Постольку, поскольку меня обязывают вложиться в рамки 6%, постольку я стою за ликвидацию больницы. Что же касается обслуживания и лечения, то при наличии рабочих и близости райбольницы, работа страдать не будет, т. к. фельдшерский пункт вполне справится с амбулаторными больными, к тому же в определенные дни недели осмотр и прием больных можно будем производить врачом».

Однако, как выяснилось, во время ледохода переправляться в больницу Кемрудника с противоположного берега будет затруднительно, а порою и вовсе невозможно. Стало быть, ликвидировать больницу все-таки рискованно, на что обращает внимание следующий выступающий, Гульбе: «Не будет ли в летнее время препятствий из-за переправы через реку и как мыслит Управление АИК и врач Никитина поступать во время весны, когда переправа не будет возможна».

Сомнения Гульбе разделяет председатель Страхкассы Заплаткин: «При закрытии больницы на химзаводе, справится ли настоящий штат больницы на Кемруднике с такой нагрузкой?».

Инспектор охраны Труда Благодатский обратился к райврачу Никитиной с вопросом, не имеющим касательства к обсуждаемой теме: «Собраны ли Никитиной дети, больные трахомой?».

Более предметным выглядело замечание будущего управляющего Химзавода Отдельнова (а ныне уполномоченного рудкома по Химзаводу), что штаты химзаводской больницы раздуты: «Имеющийся штат из 15 человек в больнице химзавода работает ли в полной нагрузке?» — задается вопросом Отдельнов.

Бронка Корнблит старается рассеять сомнения пессимистов: «Корнблит, отвечая на вопросы, говорит, что переправой в летнее время вполне будет обеспечена, т. к. имеется мотор в 40 сил, на котором вполне можно ставить койки. Что же касается весеннего разлива реки, то на это время можно иметь несколько коек и врача при фельдшерском пункте».

Бронку Корнблит поддерживает райврач Никитина, которая «гасит» возникшие было сомнения: «Ряд задаваемых вопросов касаются меня. На вопрос Благодатского сообщаю, что больных трахомой детей нет. По вопросу Заплаткина — штат больницы на Кемруднике рассчитан на полную нагрузку, принимая во внимание и прибыль больных, вследствие закрытия больницы химзавода, который в зависимости от уменьшения или увеличения больных — увеличить себя не заставит. Что же касается того, имеет ли полную нагрузку штат больницы химзавода, то хотя бы и не имел, но сократить при существовании больницы нельзя».

Очевидно, имеется ввиду, что штат больницы никак не может быть меньше 15 человек. Для того, чтобы сократить штат, нужно переименовать больницу в фельдшерский пункт. Председатель Страхкассы Заплаткин, однако, рвется в бой и заявляет, что экономить на больных кощунственно: «Экономия на больных не послужит и не может служить сокращению накладных расходов, а поэтому взгляд Управления неверный. По-моему, больницу незакрывать, а нужно обратить внимание на другие причины, вызывающие излишек затраты средств, но, к сожалению, Управление АИК этого не замечает, это несвоевременная заготовка продуктов и т. п., на которых имеются утечки средств. Например, завхоз получает деньги из кассы АИК и по два дня ищет молочные продукты, удерживая деньги в своем кармане, вследствие чего получается порядочная потеря на курсовой разнице. Дальше Управление АИК не замечает, что перевозка больных с левого берега на правый заставить иметь специально дежурных береговых лошадей с кучерами и целый ряд таких случаев, которые будут неизбежны».

Член президиума рудкома Гульбе отмечает и положительные стороны сокращения: штат уменьшится вчетверо и освободится помещение. Однако такой «пользы» было бы куда больше, если больницу на химзаводе вообще закрыть: помещение тогда освободится полностью, и можно избавиться от забот по содержанию штата. Выступление Гульбе: «Вопрос должен рассматриваться с той стороны, пострадает ли лечебное дело с ликвидацией больницы, если не пострадает, то нужно сделать. Экономия, конечно, огромная, принимая во внимание то, что во-первых сократится штат с 15 до 4 человек, во-вторых, освободится помещение и т. д.».

В общем, в Кемерове экономили на врачах и больных. Если интересы производства требуют — можно поступиться здоровьем… С заключительным словом выступила Корнблит: «Корнблит в заключение говорит, что опасения некоторых высказывающихся товарищей неосновательны. Как уже указано, амбулаторные больные будут приниматься фельдшерским пунктом, переправа обеспечена и экономия огромная». В результате постановили:

- Считаясь с необходимостью вложения расходования средств, предусмотренных сметой на лечебную помощь в 6%, с принципом ликвидации больницы на химзаводе согласиться.

- Просить Управление АИК на следующее заседание президиума рудкома представить все материалы в полном объеме по организации фельдшерского пункта.547

20 декабря 1923 г. На объединенном заседании президиума рудкома и Правления АИКа опять обсуждается проект ликвидации химзаводской больницы. На этот раз все улажено и никаких споров закрытие не вызывает. Из протокола: «Доктор Никитина говорит, что на предыдущем заседании рудкома ВСГ вопрос о закрытии больницы принципиально был решен и мне было поручено составить план на открытие вместо больницы амбулаторного пункта. План этот мною составлен, каковой и представляю на рассмотрение президиума рудкома (план при сем прилагается). Добавляет, что на время распутицы на химзаводском амбулаторном пункте будут открыты дополнительные кровати».

Как видим, Профсоюзы честно боролись за интересы рабочих. Если АИК ликвидирует больницу, исходя из соображений экономии, то рудком во главу угла обязан ставить удобства рабочих. Увы, забота о «пролетариях» (новых хозяевах страны) была только на бумаге, что видно на иных примерах…

Корнблит вносит некоторые уточнения: «Корнблит, дополняя, говорит, что на время распутицы возможна будет договоренность с Щегловской больницей о приеме в нее наших больных рабочих и служащих».

Не сопротивляется на этом заседании и рудкомовец Гульбе, который всего еще неделю назад находился в сомнениях. Из протокола: «Гульбе предлагает план утвердить с тем, чтобы закрытие больницы произошло после приготовления изолятора».

В результате постановили с планом, представленным райврачом Никитиной, согласиться.548

20 декабря 1923 г. Постановили потребовать от АИК погасить задолженность перед Страхкассой. Из протокола: «Тов. Заплаткин сообщает, что АИК имеет задолженность Кассе Соцстрахования на 1 сентября с. г. в сумме 1478 рублей 28 коп., каковую до сих пор не платит, объясняя тем, что их счета не сходятся с нашими, тогда как порядок отчислений у нас с АИК был согласован и недоразумений в этой области не должно быть. Помимо того, АИК отказывается вносить в общегосударственный фонд и на организационные расходы по больнице».

И опять — конфликт. Ибо АИК не признает никакой задолженности перед Страхкассой, о чем дала соответствующие разъяснения секретарь Рутгерса Бронка Корнблит: «Тов. Корнблит заявляет, что относительно выплаты Страхкассе задолженности, у АИК имеется договоренность с Губстрахкассой, и если задерживается уплата этой задолженности, то потому, что бухгалтерия АИК не сходится с бухгалтерией страхкассы, о чем известно и т. Заплаткину. Общегосударственный фонд к АИК не относится. Организационные расходы по больнице ведутся непосредственно АИК, а не страхкассой и поэтому АИК находит, что Страхкасса не в праве требовать на этот год отчислений».

Президиум рудкома, тем не менее, берет не сторону Корнблит, а вступается за Заплаткина и его Страхкассу, и постановляет:

- Предложить Страхкассе и АИК немедленно закончить свои бухгалтерские счета по задолженности.

- Невыплату своевременно АИК страховых взносов считать ненормальным явлением и предложить АИК в будущем взносы по Соцстрахованию делать своевременно.549

20 декабря 1923 г. Очередная дискуссия между профсоюзами и АИК развернулась по поводу циркулярного письма председателя ВЦСПС и зампредседателя СТО, а также председателя ВСНХ от 22 ноября 1923 г. за № 585 ко всем профсоюзным и хозяйственным организациям «Об экономической работе профсоюзов». Возникла перепалка: Представители АИК считали, что вели свои дела только в соответствии с указаниями высших профсоюзных органов, с чем не соглашались рудкомовцы. Зачитывал циркуляр Тимощенко: «Тов. Тимощенко, зачитав это циркулярное письмо, говорит, что письмо это намечает лишь общие вехи к взаимоотношению профсоюзов с хозорганами и нам следует эти общие вехи расширить, приняв во внимание местные условия и недочеты, которые у нас были во взаимоотношении их ранее».

Секретарь Рутгерса Бронка Корнблит жалуется, что выполнение всех требований, предъявляемых профсоюзами, сильно перегружает аиковскую канцелярию: «Тов. Корнблит заявляет, что все то, что требуется циркуляром со стороны хозорганов, Управлением АИК выполнялись все 100% и только не выполнялось и впредь не будет выполняться дача профорганизациям разных сведений о производстве по особым формам, т. к. это слишком перегружает канцелярию».

Рудкомовец Гульбе с секретарем Рутгерса не соглашается: «Тов. Гульбе заявляет, что АИК далеко не выполняло тех требований, которые указаны в письме, и если выполнялись, то какие-либо 1% или 2%. Пример: рудком до сих пор не может получить от АИК тех сведений о производстве, которые с рудкома требует райком ВСГ Кузбасса».

Следующий выступающий, колонист Чезарри, настроен на компромисс и «контактную работу»: «Тов. Чезарри говорит, что циркулярное письмо преследует цели поднятия производства общими силами хозоргана с профсоюзами. Поэтому нам необходимо к решению этого вопроса подходить с этой стороны, чтобы добиться контактной работы в будущем. Предлагает принять за основу циркулярное письмо и выработать особой комиссией вроде инструкции о взаимоотношении райкома с АИК».

В общем, Чезарри предложил составить нечто вроде протокола, разграничивающего функции профсоюза и АИК и определить сферы их взаимодействия. Секретарь райкома РКП напротив постановления, принятого по предложению Чезарри, поставил сиреневым карандашом большой жирный вопрос. Очевидно, смысл постановления до него не дошел. Постановили же «Образовать комиссию из двух лиц по выработке инструкции взаимоотношений рудкома ВСГ с АИК, причем в основу этой инструкции должно быть положено циркулярное письмо № 586. В комиссию избрать от рудкома ВСГ т. Тимощенко, и от АИК т. Чезарри, которому поручить закончить работу в срочном порядке».550

20 декабря 1923 г. Вносили изменения в колдоговор на декабрь. Обсуждается, следует ли переводить декабрьскую зарплату рабочих на червонный рубль, т. е. индексировать заработок в связи с инфляцией. Профсоюзник Тимощенко считает это ненужным по следующим причинам: «Тов. Тимощенко сообщает, что положение, которое рекомендовал райком ВСГ Кузбасса проводить при заключении колдоговора, не нужно. Причем добавляет: от перехода на червоный рубль надо воздержаться, т. к. с января месяца, возможно, будет указание заключить колдоговор в товарных рублях и это в конце концов создает путаницу».

С Тимощенко не согласен Штейнгард.551 Он предлагает перейти на червонный рубль, а ставку 1-го разряда утвердить в сумме 6 р. 50 к.

Рудкомовец Гульбе — за расчеты по червонному, а не по товарному рублю: «Тов. Гульбе предлагает договор оставить в товарных рублях по-старому и только перенести день пересчета товарных рублей в червонные с 1 числа следующего месяца на 25 число расчетного месяца, т. к. за последние месяца наблюдается такое явление, что рабочие далеко не получают ту сумму, которая рабочим следует в товарных рублях».

С Гульбе не согласна секретарь Рутгерса Бронка Корнблит. Она предлагает оставить все по-старому и день перерасчета товарных рублей в червонные не менять. Из протокола: «Из прений по этому вопросу в дальнейшем выявляется, что пункт о зарплате в колдоговоре оставить по старому, изменить только день пересчета на 28 число расчетного месяца. На такое изменение согласился АИК и рудком ВСГ».

Компромисс, таким образом, достигнут. Очевидно, у Корнблит уже не было сил бороться с давлением профсоюза, и она идет на очередную уступку: на пересчет зарплаты в день, невыгодный для Правления. Постановили так: «На декабрь месяц с. г. пункт 25 колдоговора изменить, перенеся пересчет товарных рублей в червоные с 1-го следующего месяца на 28 число расчетного месяца. Срок производства рассчета и вообще порядок расплаты и сумму зарплаты оставить по старому».552

Таким образом, АИК опять по настоянию профсоюзов оказывалась в убытке, что, в конечном итоге, не могло не отразиться на ее способности «нести золотые яйца». Накладные расходы увеличивались…

21 декабря 1923 г. Поставили в вину Правлению АИКа, что колония в 1923 году никаких компенсаций за неиспользованный отпуск рабочим и служащим не выплачивала. Постановили:

- Рекомендовать Управлению в срочном порядке произвести подготовительную работу к выплате рабочим и служащим компенсации за неиспользованный в 1923 году отпуск, причем выплату эту произвести вместе с выплатой зарплаты за декабрь месяц с. г.

- ОТЭ поручить наблюдение за своевременным проведением в жизнь Управлением АИК означенной работы.553

21 декабря 1923 г. Выяснилось, что сокращение штата в АИКе идет не совсем так, как желалось бы профсоюзам. На заседании президиума выступает рудкомовец Гульбе и рассказывает о непорядках: «Тов. Гульбе сообщает, что сокращение проходит не совсем гладко и наблюдаются следующие ненормальности: Управление АИК до сих пор не дает точных сведений о числе рабочих и служащих, подлежащих сокращению, и списков по отделам и цехам на лиц, подлежащих сокращению: нет согласования о сроках увольнения, и имеются случаи, что сокращенные до сих пор остаются на работе, не соблюдается Управлением АИК принцип увольнения в первую очередь не состоящих членами профсоюза и имеются такие случаи, что члены профсоюза увольняются, а не члены остаются на работе, нет точных сведений о числе конторских служащих, подлежащих сокращению, предполагалось в конторе провести сокращение на 50%, а теперь сокращают только 7 человек, как будто сокращения там больше не предполагается, через МРКК проведено сокращение 185 человек, а Управлением АИК не все это сокращение выполнено. Наблюдаются случаи, что Управление АИК в одном цехе сокращает, а в другом цехе принимает со стороны. Наблюдается случай, что одна квалификация рабочих сокращается и в то же время на эту квалификацию от АИК поступают требования. Далее докладчик говорит, что Управлению необходимо в срочном порядке наметить точный план сокращения и составить по каждому отделу точные списки по квалификациям лиц, подлежащих сокращению».

Колонист Чезарри присоединяется к тем, кто ругает Управление колонии: «Тов. Чезарри говорит, что утвержденные МРКК к сокращению лица немедленно должны быть с работы сняты. Отдел Труда при Управлении АИК, видимо, не смог с этой работой по сокращению справиться, в этом Управлению АИК необходимо сознаться и сейчас же принимать срочные меры к ликвидации этой ошибки».

Колонист Богданович, напротив, считает политику аиковских верхов правильной, но на низах, де, она извращается: «Тов. Богданович указывает на то, что некоторые завотделами Управления АИК не выполняют распоряжений Управления и поэтому создаются ненормальности при сокращении».

В общем, единства среди колонистов не было. Этим пользовались рудкомовцы и усиливали свое давление на Правление АИК. Очередной пинок Рутгерс получает от рудкомовца Тимощенко: «Товарищ Тимощенко поясняет, с какой целью ставится на обсуждение рудкома этот вопрос и указывает на ряд ненормальностей при сокращении, объясняет это недостаточной подготовленностью к работе по сокращению со стороны Управления АИК и в частности на непредставление последним до сих пор рудкому точного и определенного плана по проведению сокращения, в результате чего много рабочих недовольны и поднимают шум».

За Правление пытается в своем выступлении вступиться секретарь Рутгерса Бронка Корнблит: «Тов. Корнблит заявляет, что в конторе никогда не предполагалось сокращения на 50% и что если бы случай сокращения слесарей в одном цехе и в то же время слесаря требовались в другом цехе, то это объясняется отъездом зав. механическим цехом Пехаря».

Бронку Корнблит перебивает некто Сорокин, который каким-то образом узнал про случай, что одного кузнеца сократили, а потом приняли обратно. Очевидно, подразумевалось, что Рутгерс должен был следить за каждым слесарем и за каждым кузнецом в отдельности…

В заключительном слове Чезарри, впрочем, пришлось каяться в ошибках: «Тов. Чезарри еще раз признает ошибки, сделанные Управлением АИК при сокращении и заявляет, что нам теперь остается лишь принять срочные меры к ликвидации этих ошибок». Постановили так:

- Констатировать факт непредставления в рудком Управлением АИК точного плана работ по сокращению штатов, благодаря чего и имеют место ненормальности в проведении этого сокращения.

- Констатировать, что Управлением АИК не проводятся полностью в жизнь постановления МРКК относительно порядка сокращения.

- Еще раз настоятельно просить Управление АИК немедленно предоставить рудкому ВСГ точный план работ по сокращению штатов с окончательными списками лиц, подлежащих сокращению по всем отделам и цехам.554

21 декабря 1923 г. Управление АИК увеличило цены на отпускаемую рабочим и служащим муку. По этому поводу представителю АИК Чезарри пришлось объясняться на заседании президиума рудкома: «Тов. Чезарри говорит, что в общереспубликанском масштабе принимаются меры к сужению знаменитых ножниц, т.е. увеличению цен на сельскохозяйственные продукты: это имеет положительные результаты и цена на рож установлена не ниже 50 коп. за пуд, тогда как Управление АИК отпускает только по 40 копеек за пуд муки, и в конечном счете пуд муки Управлению обходится самому около 60 коп. на пуд, благодаря этого Управление АИК несет убытки и чтобы избежать этих убытков, тов. Чезарри предлагает изменить в колдоговоре на декабрь месяц цены на муку, доводя ее до себестоимости Управлению АИКа».

Итак, АИК опять несет убытки из-за колдоговора, навязанного профсоюзами. Хорошо еще, что в договоре не предписывалось отпускать рабочим муку вообще задаром — не из своего же кармана…

Колонист Богданович соглашается с мнением Чезарри, однако считает, что изменить цену на муку нужно не в декабре, а в следующем году, т.е. предлагает повременить, тогда как каждая оттяжка с изменением цен оборачивается АИКу убытками.

Рудкомовец Гульба же считает, что о пересмотре колдоговора речи быть не может, и поэтому пусть АИК терпит убытки. Создается впечатление, что рудкомовцы не считали АИК государственным предприятием и видели в лице колонии что-то вроде врага. Из протокола: «Тов. Гульбе говорит, что на предыдущем заседании президиума рудкома вопрос о колдоговоре решен, все пункты согласованы в том числе согласован и пункт о цене на муку, следовательно, этот вопрос обсуждать вторично не приходится».

Таким образом, профсоюзы опять своим решением увеличивают для АИКа накладные расходы, хотя везде, где можно, объявляют о необходимости борьбы с ними. Постановили: «Констатировать тот факт, что Управление АИК, заготовляя рожь на рынке по 50 коп. за пуд и отпуская муку по 46 коп. пуд, несет убыток, каковой и ложится накладным расходом на предприятие, и этот факт иметь ввиду при заключении колдоговора с января 1924 г.».555

25 декабря 1923 г. По заявлению рабочих и служащих Владимировской шахты предписали АИКу вывешивать на видных местах расценки на производимые в шахте работы.556

25 декабря 1923 г. На президиуме рудкома обсуждали работу колониста Фальковского среди американцев. Некто Авдеев заявил, что Фальковский с обязанностями не справляется: «Тов. Авдеев сообщает, что так как в настоящее время из американцев, не знающих русского языка, нет отдельного цеха, а все они разбиты по общим десяткам, то тов. Фальковскому определенной работы не находится и он слишком разбрасывается, необходимо дать тов. Фальковскому такую работу, которую он бы вел постоянно и знал, что делать».

Авдеева поддержал рудкомовец Тимошенко: «Тов. Тимошенко говорит, что хотя у нас отдельного цеха нет из американцев, но все же членов ВСГ, не знающих русского языка, много, и нам необходимо тов. Фальковского использовать как работника среди них, но в то же время необходимо тов. Фльковскому дать определенную работу».

Стало быть, американцы пока еще представляются для рудкома сильной головной болью, коли все еще неизвестно, чем бы загрузить Фальковского, помимо его работы среди американцев…

Вскоре все изменится, и битвы иностранцев с профсоюзами настолько обострятся, что многие местные профсоюзные вожди лишатся своих кресел (см. третий том «Страниц истории города Кемерова»). Пока же постановили «Орготделу использовать тов. Фальковского в аппарате рудкома ВСГ с возложением на него обязанностей ведения работы среди американцев».557

Смелый шаг. На этом папка с протоколами заседаний президиума рудкома ВСГ заканчивается. Наиболее впечатляющими событиями осени и зимы 1923/24 гг. было, конечно, массовое сокращение рабочих и предшествовавшее ему массовое же перемещение рабочих Южной, Владимировской шахт и рудника 25 Октября в связи с планируемым уменьшением добычи. Эти события являлись знаковыми, они изменили отношение многих рабочих к Правлению АИК в самую худшую сторону, ибо сокращение, произведенное зимой или в преддверии зимы, переносилось всегда трудно. Начиналось же подтачивание доверия, пожалуй, с сентября 1923 г., когда первая забастовка стала своеобразной авизовкой и предвестником будущей беды. Об этом говорил колонист Чезарри на заседании фракции РКП Кемеровского рудкома еще 28 сентября 1923 г.: «Владимировская шахта вырабатывает, а Южная уменьшает объем эксплуатационных работ и переходит на подготовительные работы. В связи с этим Управлением АИК было возбуждено рабочих с указанных шахт в количестве 60 человек перевести на поверхностные работы, к чему было преступлено с 27 сентября с.г., но уже 4 человека отказалось от предложенных работ на поверхности и требуют рассчет».

Удивительно, — но первые десяток-другой сокращенных барственно отказываются от предложенных АИКом рабочих мест. Очевидно, последствия голода 1922 года уже напрочь забыты. На заседании выступающему Чезарри профсоюзником Тимощенко задан вопрос: «Чем было вызвано несогласие Управления АИК с рудкомом? Персональные премещения и время таковых?» Смысл вопроса за неграмотностью записи не вполне ясен, ответ же Чезарри гласил: «Я полагаю, что поскольку речь идет не о сокращении рабочих, а лишь только о премещении, Правление АИК может это делать самостоятельно без предварительно уведомления рудкома».

Очевидно, Правление АИК еще не предполагает, что сокращение (а не перемещение с одного места работы на другое!) затронет около 600 человек. Обрушившееся на АИК несчастье было внезапным. Колонист Богданович сообщает, что не только сокращение, но даже перемещение рабочих с одного места на другое вызывает в массах большое недовольство: «27 и 28 сентября утром рабочим шахт, вышедшим на работу, было заявлено, чтобы они на работу в шахте не допускались, а переводить на поверхностные работы, почему несогласованное перемещение рабочих сильно отражается на самом производстве и вносит возбуждение в рабочую среду, тем более, что и самим управлением перемещение было не подготовлено».

Фракция рудкома в связи с обозначенными выше событиями постановила:

- Констатировать действия Управления АИК по перемещению рабочих не подготовленными и несогласованными с рудкомом, что поставить на вид.

- Предложить Правлению АИК принять самые энергичные меры к безболезненному окончанию перемещения рабочих.

- Предложить Управлению впредь подобные вопросы согласовывать с рудкомом.558

Непорядки с перемещениями рабочих сопровождались несвоевременной выдачей им аванса за сентябрь, в связи с чем профсоюзником Тимощенко с 24 сентября начаты с управлением АИК переговоры. Как итог, зам. главного директора АИК Дамберг прислал в рудком 27 сентября «мотивированное письмо» с изложением причин задержки аванса. Письмо зачитывалось на заседании фракции РКП рудкома 28 сентября, в связи с чем постановили:

- С мотивами письма согласиться. Выдачу аванса приурочить к окончательному расчету, о чем довести до сведения всех рабочих через делегатские и общие собрания.

- Управлению АИК принять энергичные меры к изысканию средств зарплаты и к своевременной выдаче с 10 по 13 октября.

- Просить райком Кузбасса принять меры влияния на Кузбасстрест об учинении последним рассчета по задолженности с АИК и довести до сведения СТО с просьбой реализации золотого 6% займа на деньзнаки.559

Массу рабочих все эти перемены, конечно, будоражили. Руководящие и технические кадры также находились в беспокойстве, поскольку в это же время некоторые отделы АИК готовились к реорганизации, причем рудком ВСГ предупреждал Правление, чтобы все кадровые изменения согласовывались в АИК с профсоюзами. Об этом на том же заседании фракции рудкома говорил профсоюзник Тимощенко: «Для контактной работы рудкома ВСГ с АИК, а также для лучшей организации отделов Управления АИКа и подбора лучших руководителей-ответработников на ответственные посты, необходимо, чтобы Управление АИК во всех подобных вопросах ставило в известность рудком при проведении в жизнь, чего Правление АИК не делает, копии приказов при сем прилагаются».

Очевидно, имелись ввиду копии приказов Рутгерса. Дабы заставить его считаться с профсоюзами, приняли грозное постановление: «Обратить внимание Правления АИК, чтобы при реорганизации Правления и подбора руководителей запрашивалось мнение рудкома…»

Одновременно обращалось внимание Рутгерса на то, что Правление иногда издает приказы, которые входят не в функцию АИКа, а скорее относятся к компетенции советских органов.560

И, наконец, массу сильно будоражили волевые перемещения рабочих и спецов с одной квартиры на другую, что в АИКе часто практиковалось. Перемещения, сокращения, выселения, наложившись друг на друга, могли в итоге создать взрывоопасную ситуацию, которая в любой момент грозила выйти из-под контроля. Свою лепту в обострении конфликтов вносил и райком РКП. 13 сентября он постановил произвести загадочное «перемещение с квартир, занимаемых семействами курсантов и инвалидов», это решение поддержала фракция РКП рудкома, и именно АИК было поручено «подготовить план перемещения». О том, что любое выселение с квартир чревато скандалами и обостряло и без того напряженную обстановку на Кемруднике, кто бы еще и подумал…561

<< Назад    Далее>>

 Страница 9 из 25

[ 01 ][ 02 ][ 03 ][ 04 ][ 05 ][ 06 ][ 07 ][ 08 ][ 09 ][ 10 ][ 11 ][ 12 ]

13 ][ 14 ][ 15 ][ 16 ][ 17 ][ 18 ][ 19 ][ 20 ][ 21 ][ 22 ][ 23 ][ 24 ][ 25 ]

Примечания

Содержание

Ждем Ваших отзывов.

По оформлению и функционированию сайта

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

Литературная страничка - Дом Современной Литературы

               

© 1984- 2004. М. Кушникова, В. Тогулев.

Все права на материалы данного сайта принадлежат авторам. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.

Web-master: Брагин А.В.

Мы предлагаем отзыв на санаторий Золотой Колос в Сочи, подробности здесь.
Хостинг от uCoz