Найти: на

 

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

 

М . Кушникова , В . Тогулев .

КРАСНАЯ ГОРКА :

очерки  истории « американской» Коммуны в Щегловске , провинциальных нравов , быта и психологии 1920-1930- х гг .

( документальная версия ).

Глава седьмая.

« И СТАЛИН ВЕЛИКИЙ НАМ ПУТЬ ОЗАРИЛ…»

Красная Горка в «пострасстрельный» период (1938 - 1940 гг.)

Страница 11 из 21

13 мая 1939 г . На бюро присутствуют члены Акинин, Смитрович, Васильев, Вдовин, Михайлов, Ивонин, члены райкома Чижов, Мальгин, Никитина, Орфеева, по отдельным вопросам вызваны Шавликов, Котельников, Румянцев, Гизатулин, Печенкин, Бессонов, Балабанов, Тарасов, Колычева, Горьков, Алексеев, Печенкин, Мухаррямов.

Протокол длинный, разобрали самые разные вопросы: перевели из кандидатов в члены ВКП(б) пожарного Ивана Максимовича Хализу (1908 г. р., белорусс, стахановец), курсанта шахты «Северная» Николая Михайловича Маслова (1912 г. р., кандидат с 1937 г.), домоуправляющего коммунального хозяйства треста «Кемеровоуголь» Никиту Назаровича Тюлькова (1888 г. р., кандидат с февраля 1938 г.) и Марию Федоровну Евдокимову (1911 г. р., мордовка, кандидатка с апреля 1932 г.); приняли в кандидаты ВКП(б) горного мастера шахты «Пионер» Василия Васильевича Исакова (1897 г. р., ударник), десятника шахты «Пионер» Ивана Тихоновича Филатова (1909 г. р., ударник), техника-ревизора шахты «Пионер» Григория Степановича Романова (1900 г. р.), слесаря шахты «Пионер» Максима Ивановича Ломаева (1888 г. р., ударник), директора кирпичного завода шахты «Северная» Александра Ивановича Рогозина (1908 г. р.), статистика Шахтстроя Никиту Агафоновича Горенкова (1890 г. р.), начальника района шахты «Северная» Бортса Максимовича Ткачева (1912 г.р.), преподавателя горноугольного техникума Николая Михайловича Корнева (1908 г. р.), преподавателя горноугольного техникума Ивана Адамовича Азаревича (1909 г. р., поляк), директора школы для взрослых Николая Петровича Невзорова (1914 г.р.), ассистента аптеки Таисию Афанасьевну Смазневу (1913 г. р.), директора школы № 15 Касима Хасамовича Шагиахметова (1907 г. р., татарин), лебедчицу шахты «Центральная» Марию Федоровну Марченко (1904 г. р., ударница), начальника транспорта шахты «Центральная» Александра Семеновича Ваншток (1908 г. р., заочно обучался в индустриальном институте), промывщицу шахты «Центральная» Марию Федоровну Валынину (1902 г. р., ударница), слесаря шахты «Центральная» Лаврентия Даниловича Черномазова (1899 г. р., ударник), директора магазина № 115 Кемторга Тимофея Ивановича Борисова (1906 г. р.), бухгалтера Кемторга Диомида Степановича Кривенцова (1844 г. р.); отозвали с работы на шахте «Крахалевка» Горькова в связи с тяжелым материальным положением и назначили инспектором по проверке исполнения приказов по тресту «Кемеровоуголь» и поручили Ивонину «оформить сдачу и прием Горькова 17 мая 1939 г.»; предоставили секретарю партбюро Шахтстроя Котельникову очередной отпуск с 25 мая по 25 июня 1939 г.; отказали работнику пожарной охраны Тарасову в выезде за пределы района «по причине плохого квартирного условия» и обязали управляющего треста Ивонина улучшить квартирный быт Тарасова в декадный срок; откомандировали работника Центральной шахты Киселева в Горпромуч на должность заведующего мастерскими. 2757

Далее разбирали апелляцию бывшей «троцкистской жены» Веры Николаевны Ценкерт и отказали ей в восстановлении в рядах ВКП(б), хотя нижестоящая парторганизация больницы ходатайствовала о том, чтобы партбилет Ценкерт вернули. Суть дела в протоколе обозначена так: «Ценкерт В. Н., зная Таскаева как торцкиста, исключенного из партии в 1929 году, вышла за него в 1930 году замуж. На вопросы, почему вышла за троцкиста — она объяснила, что знала его как преданного человека и хотела его разубедить от троцкистских взглядов и дальше Ценкерт объяснила, что в то время, не имела представления, что троцкизм есть контрреволюция. При обмене партдокументов Ценкерт дала слово о порыве связи с Таскаевым, на деле долгое время не решалась, получала деньги от Таскаева».

О деле Ценкерт мы писали с книге «Кемерово и Сталинск»… Она работала врачом Рудничной больницы. Из партии исключена горкомом 13 сентября 1937 г., поскольку «предлагала своему мужу Таскаеву переменить фамилию на ее фамилию — Ценкерт, дабы этим скрыть троцкистское лицо Таскаева». Исключена же «как двурушница, сросшаяся с врагами народа» (Панорама, с. 253, 282, 283, 374).

И вот — повторное разбирательство, так же окончившееся неудачей. Обсуждение было не в пользу обвиняемой. Выступает Тарасов: «Здесь Ценкерт не откровенно рассказала, она отрицает связь с родней Таскаева, тогда как ее имеет и сейчас».

Выступающие стараются поймать Ценкерт не столько на «преступлении», сколько на неоткровенности и нечестности перед партией. Неискренней считает ее Михайлов: «Она выходила замуж, уже училась на последнем курсе ВУЗа и не могла не знать, что представлял из себя троцкизм, все же она вышла замуж за троцкиста. Мое предложение отказать в восстановлении ее в партии».

Удивительна эта ненависть к былому кумиру — Троцкому. Сподвижник Ленина стал вдруг исчадием ада. Впрочем, он таковым и являлся, — вот только непонятно, причем тут десятки тысяч Дунек и Ванек, которых ни с того, ни с сего, как и Веру Ценкерт, обвиняют в неравнодушии к «учению» Троцкого? Весьма категоричен коммунист Миронов: «В городе Томске эта группа троцкистов, в которой состоял ее муж, писала воззвание к нарымским кулакам. В 1937 г. уже Троцкий был выселен из СССР как враг народа, но она все же пытается отказаться, что сущности троцкизма она не знает. Мое предложение отказать в восстановлении ее в партию».

К голосам тех, кто взывал к здравому смыслу, не прислушивались. Впрочем, похоже, что почти все население тогдашнего СССР было психически неуравновешенным, так что о каком здравом смысле можно вести речь… За Ценкерт заступается некто Шавликов: «Она порвала связь с мужем троцкистом и считала лучше остаться в партии, чем жить с троцкистом. Значит, она дорожит партией».

Примечательно выступление Колычевой, которая заявила, что ВСЕ, с кем она общалась, заявляли о невиновности Ценкерт. Тем более кажется удивительной цепкость, с которой бюро держится за стародавние обвинения 1937 года. Даже низовая парторганизация — и то реабилитировала Ценкерт в вине, которой на ней, собственно, и не было. Заступничество Колычевой ни к чему ни привело. «Я, — заявила Колычева, — разговаривала с людьми и с сотрудниками, все говорят, что связи она не имеет». Правда, ее тут же перебивает Акинин: «Нужно заняться и другим членом ВКП(б), это о Таскаевой, которая имеет связь с братом троцкистом Таскаевым». Стало быть, призывает к дальнейшему продолжению политического «троцкистского» дела. Но точку в истории Веры Ценкерт поставил секретарь райкома Мальгин: «Связь с мужем Ценкерт порвала, когда от нее потребовала партия, а не по своей инициативе. Состоя в партии с 1922 года, имея почти высшее образование, и не смогла определить в 1930 году, что троцкизм есть контрреволюция. Ленин, Сталин еще до Октябрьской революции со всей ясностью определили Троцкого как предателя и несмотря на это Ценкерт все же вступила в брак с троцкистом». 2758

С секретарем райкома не спорят. Выступление Мальгина определило меру наказания: Ценкерт, как уже было сказано, в партии не восстановили.

После обсуждения нашумевшего дела Веры Ценкерт заседание бюро вошло в более спокойное русло: вынесли строгий выговор с предупреждением управляющему домами треста «Кемеровоуголь» Кузьме Дмитриевичу Громову (1892 г.р., в июне 1937 г. имел строгий выговор за пьянство и некоммунистическое поведение, и во опять сорвался: в пьяном виде явился на первомайскую демонстрацию, а 30 апреля будучи пьяным не участвовал в торжественном заседании, 2 и 3 мая по той же причине допустил прогулы, за что его сняли с работы и направили на Крохалевскую шахту); разрешили Фокиной уехать из Кемерова в Анжерку по месту работы ее мужа; осудили срыв лекции «Учение Маркса-Ленина-Сталина о государстве» 5 мая 1939 г. на шахте «Северная» и указали на недопустимость повторения срывов в дальнейшем; постановили организовать на строящейся Крохалевской шахте парторганизацию в пятидневный срок; решили провести партийно-хозяйственный актив 17 мая 1939 г. под лозунгом «Борьба за досрочное выполнение полугодового плана угледобычи» с докладом о работе треста за 4 месяца и содокладом о состоянии партийной и агитационной работы на шахтах; разрешили выезд на совещание по проведению отчетно-выборной кампании профорганов в Прокопьевске председателю райкома угольщиков Стебакову; постановили создать парторганизацию при ОММ из 7 членов и 1 кандидата ВКП(б); заслушали доклад Клешнина «О готовности к замене комсомольских документов» и ходатайствовали о разрешении провести обмен, начиная с 15 мая 1939 г., причем поручали разыскать «мертвые души», т.е. тех комсомольцев, которые числились на учете, но «в наличности» не наблюдались. 2759

И, наконец, доклад Никитиной «О результатах проверки состояния детдома». В прениях выступил только Мальгин. Детдом походил на сарай. Общежитие было оборудовано крайне плохо и требовало капитального ремонта, у детей не хватало белья и постельных принадлежностей. Кроме того: «Финансирование детского дома крайне неудовлетворительно, денежные средства для детского дома поступают неаккуратно и в недостаточном количестве, в результате чего качество питания детей плохое. К подбору кадров со стороны ОблОНО было несерьезное отношение. Например, ОблОНО была послана на заведывание детского дома некто Немченко, которая растратила денежных средств в сумме 16 тыс. рублей и сбежала. Работники ГорОНО в детском доме не бывают и не знают его состояния. Комсомольская организация работает слабо, политмассовая работа среди коллектива детдома отсутствует». 2760

Невольно вспоминаешь фигуру улыбающегося Сталина с девочкой на руках, лозунги «Сталин — лучший друг детей» и, конечно, «Спасибо партии родной за наше счастливое детство». На деле же — воровка Немченко, пьяные сотрудники, побои детей, разврат, вши. Впрочем, о вшах, побоях и разврате, равно и о пьянстве мы прибавляем уже от себя. Но хоть в постановлении об этом не написано, нельзя не вспомнить массу аналогичных постановлений, приведенных нами в других наших книгах, где все указанные беды и пороки скрупулезно отражены. Впрочем, разве нехватка детских панталон и наволочек, равно и растрата на тысячи рублей и обвалившиеся потолки (вспомним капремонт детского общежития!) не являются наилучшей иллюстрацией к радужным лозунгам той поры? Бюро постановило так:

- Для постановки партийно-массовой работы в детском доме обязать работников оргинструкторского отдела систематически посещать детский дом и оказывать практическую помощь.

- Обязать РК ВЛКСМ наладить работу пионерской и комсомольской организации детского дома и в дальнейшем оказывать повседневную практическую помощь.

 

- Обязать РК ВЛКСМ подобрать из числа лучших комсомольцев на должность воспитателей для детского дома.

- Обязать директора детского дома тов. Свинцову навести образцовый порядок в детском доме и проводить производственные совещания с вопросом устранения имеющихся недостатков не реже 1 раз в месяц.

- Просить Горком ВКП(б) воздействовать на ГорОНО по принятию мер к устранению имеющихся недостатков в детском доме, а также поставить вопрос перед Обкомом ВКП(б) о воздействия на ОблОНО, чтобы оно своевременно финансировало детдом и полностью обеспечило потребность бельем, постельной принадлежностью и улучшило питание детей. 2761

22 мая 1939 г. Многолюдное заседание. Присутствовало 29 человек: члены бюро Вдовин, Акинин, Веселов, Смитрович, Васильев, Ивонин, работники райкома Мальгин, Суслов, Чижов, Орфеева, Никитина, по отдельным вопросам вызваны Тарасов, Шавликов, Стебаков, Румянцев, Бессонов, Миронов, Балабанов, Плотников, Стугарев, Кожевин, Харитонов, Котельников, Огородов, Клешнин, Козловский, Кононов, Гостев и Алексеев. Поработали на славу: перевели из кандидатов в члены ВКП(б) старшего смены пожарной охраны Иллариона Дмитриевича Фадеева (1901 г.р., кандидат с марта 1938 г.), председателя поселкового Совета шахты «Пионер» Надежду Тимофеевну Неупокоеву (1900 г.р., кандидат с августа 1937 г.), управляющего домами Федора Ивановича Бондаренко (1904 г.р., кандидат с 1934 г.), бурового мастера Константина Дмитриевича Захарова (1905 г.р., кандидат с августа 1934 г.); приняли в кандидаты ВКП(б) рядового пожарного Сергея Калиновича Артеменко (1909 г.р., стахановец), пожарного Федора Борисовича Михайлова (1906 г.р., стахановец), начальника снабжения Шахтстроя Виталия Алексеевича Орфеева (1909 г.р.), горного десятника шахты «Северная» Василия Антоновича Аксенова (1899 г.р., ударник), заведующего производством Сергея Ивановича Друшлякова (1905 г.р.), слесаря шахты «Северная» Александра Михайловича Котельникова (1913 г.р., ударник), горного мастера шахты «Пионер» Якова Степановича Майбурова (1914 г.р., зерянин по национальности), заведующую учебной частью школы Горпромуч Ядвигу Вячеслаевну Майор (1911 г.р., полячка), домоуправляющего Рудкомхоза Даниила Семеновича Рычагова (1906 г.р.), забойщика шахты «Центральная» Николая Петровича Банковского (1911 г.р., ударник), шофера автогужтранспорта Павла Петровича Жукова (1911 г.р., образование 4 класса, ударник), заведующего конного двора Бориса Сергеевича Игонина (1911 г.р.), начальника автогужтранспорта Петра Егоровича Зеленского (1902 г.р.), служащего Игнатия Ивановича Пилюгина (1909 г.р.); отказали в приеме кандидатами Степану Петровичу Уздемаеву (до выяснения причин выбытия Уздимаева из партии, случившегося в предыдущие годы), плотнику Рудкомхоза Василию Фомичу Петроченко (1893 г.р., не было ясности, участвовал ли Петроченко в восстании против советской власти), инструктору Рудкомхоза Ивану Васильевичу Веселову (1905 г.р., не проявил себя на общественной работе), десятнику шахты «Центральная» Евгению Константиновичу Дюкову (не было ясности, снята ли с него судимость и за что его исключали раньше из партии); заслушали доклад начальника строительства Крохалевской шахты Пяткина «О выполнении постановления ЦК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР о работе комбинатов и трестов и о закладке шахты Крохалевка»; освободили Погодина от партпоручений, дабы использовать его заведующим агитколлективом шахты «Центральная»; ходатайствовали перед горкомом о снятии со сметчика Шахтстроя Вениамина Ивановича Солодова выговора, вынесенного еще в марте 1938 г. за дачу рекомендации врагу народа Фловицкому для поступления на работу в Жилкомстрой; утвердили пропагандистами различных кружков упомянутого Солодова, а также Владимира Григорьевича Кожевина (1907 г.р., главный инженер шахты «Северная») и Сергея Кирилловича Малышевича (1900 г.р., председатель шахткома шахты «Северная»); заслушали доклады заведующего шахтой «Октябренок» Гостева и парторга Алексеева о выполнении решений бюро райкома от 23 апреля; разрешили выезд Гаунутдинову в город Казань по семейным обстоятельствам; сняли со слесаря шахты «Центральная» Федора Филипповича Лыбзикова выговор, вынесенный в апреле 1938 г. за пьянку с впоследствии арестованным НКВД Мальцевым. 2762

Поток серьезных и мелких вопросов прерывается обширным постановлением, приуроченным к готовящейся кампании по выбору новых профсоюзных органов на руднике. Докладывал председатель райкома угольщиков Стебаков. Выборы — вещь серьезная. Тем более в профсоюзы, руководство коими всегда опосредованное. Выбрать руководителями профсоюзов должны тех, на кого укажут парторганы. Именно поэтому райком ВКП(б) начинает беспокоиться загодя. Постановили:

- Провести пленум райкома Союза угольщиков с профактивом о подготовке к отчетно-выборной кампании и раскреплении членов пленума в помощь низовым профорганизациям 23 мая.

- При шахткомах и месткомах провести инструктивные совещания с профактивом совместно со стахановцами по подготовке к отчетно-выборной кампании, проводят парткомы, шахткомы и местные комитеты с 15 по 20 мая.

- Выпустить специальный номер газеты «За уголь», посвященный отчетно-выборной кампании. Отвечает Вдовин, за 5 дней до начала выборов.

- Провести совещание зав. клубов, красных уголков с руководителями кружков о подготовке к отчетно-выборной кампании и о художественном оформлении клубов, красных уголков, раскомандировок лозунгами, плакатами, диаграммами, фотомонтажами лучших людей. Отвечают: зав. клубами, председатели шахткомов и месткомов, от райкома угольщиков тов. Голубчиков.

- Сроки проведения отчетно-выборной кампании шахткомов и месткомов утвердить с 25 мая по 16 июня, профоргов с 16 июня по 5 июля и райкома угольщиков до 10 июля.

- Обязать секретаря бюро и парторгов первичных парторганизаций в проводимой работе по подготовке к выборам профорганов и проведению выборов строго руководствоваться решениями XVIII съезда ВКП(б), организуя разъяснение и изучение их среди рабочих, ИТР на основе этого обеспечить полный охват всего коллектива социалистическим соревнованием всех цехов, участков, смены и индивидуальным соревнованием имени Третьей Сталинской Пятилетки, всю проводимую работу проводить под лозунгом перевыполнение производственного плана. 2763

Профсоюзные лидеры входили в номенклатуру. Которая в СССР пользовалась известными льготами. Поэтому их выборы не могли не интересовать сотоварищей по номенклатуре. «Номенклатурному» вопросу — «номенклатурное» внимание.

Вообще, в исследованиях часто злоупотребляют словом «номенклатура». Поэтому важно знать, кто в нее входил. Сохранился подробный список номенклатуры Рудничного района. В нем — 19 пунктов:

1. Секретари и заместители секретарей парторганизации.

2. Секретари комсомольских организаций (освобожденные).

3. Заведующие отделами РК ВКП(б).

4. Инструкторы РК ВКП(б).

5. Зав. отделами РК ВЛКСМ.

6. Редактор газеты и заведующие ее отделами.

7. Политруки.

8. Пропагандисты и консультанты.

9. Профработники:

а) председатель Союза угольщиков,

б) председатели шахткомов,

в) зав. отделами.

10. Совработники:

а) председатель Райсовета,

б) ответсекретарь,

в) завотделами,

г) судья.

11. Работники органов милиции:

а) начальник,

б) зав. отделами.

12. Директоры, их заместители.

13. Зав. шахтами, их помощники и заместители.

14. Главные инженеры: треста, шахт и предприятий.

15. Начальники участков шахт.

16. Директоры торговых предприятий.

17. Директоры школ и детдомов.

18. Зав. отделами треста.

19. Председатели артелей.

Это — номенклатура районного масштаба, утверждаемая на бюро райкома. На всех номенклатурных работников заведующий отделом кадров райкома ВКП(б) Васильев обязывался заводить личные дела, а тех кого не успели утвердить на заседании бюро, предписывалось обсудить и утвердить в течение месяца. 2764

Под занавес заседание бюро обсудило еще несколько, преимущественно мелких, вопросов: командировали Козловского в распоряжение треста для работы начальником Кемеровской Стройконторы; в связи с отзывом Веселова на работу 2-го секретаря райкома рекомендовали на должность председателя Райсовета Дмитрия Павловича Кононова (1900 г.р., образование незаконченное среднее, член ВКП(б) с 1923 г., до этого работал начальником отдела кадров треста «Кемеровоуголь»); создали оргбюро по организации СВБ из трех человек — зав. отделом пропаганды и агитации РК ВКП(б) Смитровича, зав. отделом пропаганды и агитации РК ВЛКСМ Николая Петровича Федчука и зав. инструкторским отделом РК ВКП(б) Ивана Андреевича Чижова, причем названное оргбюро обязали созвать райконференцию СВБ (Союза Воинствующих Безбожников) 5 июня 1939 г. с нормой представительства от 5 членов СВБ 1 делегат (повестка: а) Цели и задачи организации СВБ, б) Выборы райсовета СВБ, в) Выборы делегатов на городскую конференцию СВБ); заслушали доклад директора горноугольного техникума Балабанова и парторга Бессонова «О воспитательной работе среди студентов Горного Техникума» и доклад главного инженера треста «Кемеровоуголь» Стугарева и райгортехинспектора Плотникова «О состоянии техники безопасности по шахтам треста»; утвердили Николая Тимофеевича Миронова (1899 г.р.) секретарем партбюро шахты «Центральная», а Александра Васильевича Майорова (1910 г.р.) — его первым заместителем. 2765

К протоколу приложено несколько постановлений. Первое постановление — «по поводу постановления». Точнее: Постановление о том, как выполнялось предыдущее постановление о шахте «Октябренок», принятое месяц назад. Выяснилось, что дела на шахте не поправились. Поэтому потребовались оргвыводы. В преамбуле документа сказано, что план выполнялся всего на 75 процентов: «Со стороны зав. шахтой тов. Гостева и парторга тов. Алексеева не было принято мер к выполнению решению райкома ВКП(б) по налаживанию массовой работы, обеспечивающей укрепление трудовой дисциплины и поднятия производственного подъема рабочих, в результате… план угледобычи за 4 месяца выполнен на 79,7% и за 20 мая на 70%. Ход подготовительных работ за 4 месяца на 57,4% и по главнейшим выработкам за 20 дней мая на 35%. Производительность труда по забою за апрель месяц на 75,4%… План ремонта 1, 2, 3 мая по причине невыхода рабочих сорван… Себестоимость тонны угля выразилась на 5руб. 31 коп. дороже плановой… Аварии по шахте за апрель месяц увеличились, если в марте было 5, то в апреле стало 9. Май месяц идет не на снижение, а на увеличение, только за последние дни 18-20 мая выведено из строя 12 вагонов, все это подтверждает об отсутствии борьбы с антимеханизаторами на шахте… Секретарь парткома тов. Алексеев не извлек уроков из своих ошибок, отмеченных на бюро райкома 23 апреля 1939 г. и не сумел организовать коллектив на выполнение поставленных задач и не потребовал от руководства улучшения в работе». 2766

В постановлении много странного и неясного. Во-первых, производственные вопросы агитационными и прочими «политическими» методами почти никогда не решались. И если технические условия добычи крайне тяжелы, их нельзя облегчить, рассуждая о «массовой» работе на шахтах. И если предыдущее постановление бюро не было выполнено — это лучшее доказательство сказанному. Забавна лексика постановления. Члены бюро толкуют о «ПОДНЯТИИ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ПОДЪЕМА РАБОЧИХ». Трудно понять, о чем идет речь. О стимулировании энтузиазма рабочих, на который рассчитывают райкомовцы? Или о том, что «подъем» есть, но он недостаточен? В любом случае, разгадать, что такое «поднятие подъема», дано не всякому. Так или иначе, но ни зав. шахтой, ни парторг не смогли «поднять подъем», и за это жестоко поплатились. Их сняли с работы. Бюро постановило:

- За пренебрежительное отношение к решению РК ВКП(б) от 23 апреля 1939 г. и нежелание выполнять решения вышестоящих партийных организаций, секретаря парткома тов. Алексеева с работы снять, предложить зав. оргинструкторскому отделу тов. Чижову не позднее 25 мая 1939 г. провести партсобрание с вопросами: обсуждение настоящего решения и выборы секретаря парторганизации.

- Поручить тов. Ивонину поставить вопрос перед вышестоящими хозяйственными организациями о снятии зав. шахтой тов. Гостева, как не обеспечивающего руководства, рекомендовать на заведующего шахтой тов. Маргачева.

- Предупредить главного инженера тов. Гавриленко, председателя шахтового комитета тов. Хусаинова, что если они не возглавят и не устранят имеющиеся ненормальности в выполнении и перевыполнении производственного плана, то они будут привлечены к партийной ответственности.

- Для принятия практических мер вывода шахты «Октябрнок» из прорыва обязать тов. Ивонина выделить для помощи руководству одного инженерно-технического работника для практической работы, одновременно изыскать средства для постройки одного стандартного общежития и 4-6-квартирного дома для ИТР.

- Обязать отдел кадров треста «Кемеровоуголь» организовать техническую учебу на шахте «Октябренок» с тем, чтобы к августу 1939г. выпустить группу забойщиков, мастеров и других квалификаций.

- Обязать тов. Ивонина: а) приступить к расширению шахтовой мойки, к постройке столовой и помещения под ларек при шахте, б) предусмотреть отпуск средств для индивидуального строительства рабочим на шахте «Октябренок».

- Обязать тов. Стугарева: а) не позднее 1 июня 1939 г. разрешить вопрос с подземной откаткой, б) обеспечить лебедкой уклон к 27 мая 1939 г.

- Обязать тов. Гоц представлять на шахту «Октябренок» горячие завтраки и обеды не позднее 1 июня. Руководству шахтой обеспечить транспортом.

- Обязать партийную организацию и шахтовый комитет развернуть политико-массовую работу среди рабочих, ИТР шахты, обеспечивающую выполнение решения РК ВКП(б) от 23 апреля 1939 г. Настоящее решение — под лозунгом выполнение производственного плана угледобычи к 22 годовщине Октябрьской социалистической революции». 2767

Поражает наивность составителей документа. Неужели они полагают, что выполнение плана увеличится сразу на 25 процентов, после того как рабочих будут прямо в забоях обеспечивать горячими завтраками? Или это произойдет после того, как на шахте откроют ларек? Впрочем, в постановлении скороговоркой сказано об оснащении лебедками и налаживании работы подземной откатки. Это уже серьезно. Но почему же обо всем этом нет ничего в предыдущем постановлении? Значит, своими силами шахта не могла выйти из прорыва уже потому, что технически недооснащена?

Итак, план шахты не выполняли, технически же были вооружены весьма слабо. Зато — строили все новые и новые шахты. Лучше построить сто новых шахт, чем оборудовать «как надо» одну единственную. Это то, что позже назовут «экстенсивной экономикой». На том же заседании бюро приняли постановление по докладу начальника строительства шахты «Южная» Пяткина. Там тоже дела шли неважно. Проектно-сметный материал был неподготовлен, а финансирование строительства закрыто, необходимого транспорта не было, материалов для строительства никто не подвозил. Механизмы для проходки уклона и водоотлива не действовали и требовали ремонта. Для шахты требовалось построить ЦЭС. Но для нее даже не выбрали еще места. Открыть шахту предполагали к 7 ноября 1939 г., «показав подлинные образцы скоростных методов строительства». Иными словами — следовало сделать шахту «из ничего» за каких-то пять месяцев. Между тем, балластом висела на бюджете еще недостроенная «Северная» шахта (которая была пущена 1 января 1939 г. в недоделанном состоянии), а все прочие шахты не справлялись с планом добычи. В этих условиях постановление бюро о пуске «Южной» к 7 ноября выглядело нереальным. Было уже ясно, что если бы пуск и осуществился, то шахту пришлось бы эксплуатировать в полуготовом виде. Тем не менее бюро постановило:

- Не позже 27 мая с.г. проработать график строительства шахты среди рабочих и ИТР.

- К 5 июня 1939 г. охватить всех рабочих и ИТР соцсоревнованием имени 3-й сталинской Пятилетки, приняв меры к улучшению бытовых условий выдающимся стахановцам.

- Не позднее 10 июня 1939 г. приступить к откачке воды из ствола с расчетом окончания откачки к 1 июля 1939 г.

- Построить временные помещения для ремонта механизмов на шахте к 1 июня 1939 г.

- Проходку уклона форсировать с обязательным применением механизмов…

- В целях ускорения открытия финансирования строительства шахты не позднее 1 июня 1939 г. оформить утверждение проектов и смет.

- Обеспечить ежесуточную отгрузку леса с 25 мая 1939 г. по 60 м 3.

- С 25 мая 1939 г. выделить дополнительно необходимый транспорт для внутренних перевозок на строительстве шахты.

- Не позже 1 июля 1939 г. обеспечить окончание проводки телефонной линии на строительство Южной шахты.

- К 25 мая 1939 г. обеспечить окончание ремонта паровой лебедки для проходки уклона.

- К 20 июня 1939 г. закончить ремонт второго парового котла.

- Немедленно приступить к заготовке песка для шахты «Южной».

- Форсировать проектирование ЦЭС с тем, чтобы развернуть строительство, обеспечивающее пуск одновременно с пуском шахты.

- Обязать партийную группу райкома угольщиков в пятидневный срок обеспечивать выделение потребных средств для культурного обслуживания трудящихся строительства шахты.

- Просить Горком ВКП(б) воздействовать на Кемторг в открытии магазина на строительстве шахты. 2768

Вообще, история строительства кемеровских и иных предприятий в СССР в период ускоренной индустриализации 1930-х гг. походила на грандиозную авантюру. Сталин готовил прыжок к мировому господству и чувствовалось, что он очень спешит. Очевидно, ему хотелось еще при жизни стать Властелином Мира, и «нормальные» темпы строительства его не устраивали. Любой ценой создать промышленность, обслуживающую военные цели! А уголь и руда — основа любой тяжелой промышленности. А посему — несмотря на жертвы 1937 года (а возможно, и благодаря им!) вся страна работала на осуществление главной мечты Сталина и газеты уже заранее называли его Вождем всех времен и народов. Ведь в 1939 году ему исполнилось 50 лет, и жить осталось совсем немного, так что — надо спешить…

Мечтания Сталина дорого обошлись народу. На местах все выглядело куда менее красиво, чем на кремлевских парадах. Цитируемые нами документы приводятся без купюр и почти не выбираются нами из массы протоколов. Это легко проверить по ссылкам на источники, которые мы привели в конце книги. И полнота цитирования райкомовских документов (таких «правильных» и «идейных», а более всего — скучных) почему-то не сообщает ни авторам, ни, наверное, читателям этой книги особой гордости за «поколение энтузиастов» 30-х годов. Похоже, сами «энтузиасты» собой не очень-то гордились. Для газет была написана одна «история», а в малодоступных документах она оказывается совсем другая.

Но мы отвлеклись. К протоколу заседания бюро подшито также постановление «О работе техникума и политико-воспитательной работе среди студентов и педколлектива». Картина опять-таки открывается безрадостная. Успеваемость у «энтузиастов» — 64,2%, живут они в бараках, непригодных даже для содержания скота. Учатся в здании, которое уже давно требует капремонта и почему-то 5 лет достраивается. То есть буквально — пока строят здание, оно успевает обветшать, и необходим капремонт. Начинают ремонтировать — и забывают о достройке. Мы не преувеличиваем. Вот текст преамбулы: «Слаба постановка учебно-производственной работы в техникуме, о чем свидетельствует низкая успеваемость 64,2%, что является результатом недостаточной мобилизации всего педколлектива и руководства на решение задач учебно-производственной и политико-воспитательной работы в техникуме. Одним из крупных недостатков является несерьезное укомплектование преподавательским штатом. Преподаватель английского языка Домрачева на своем уроке не связывает с современностью, преподаватель математики Файн не работает, как групповод со студентами. Дирекция, партийно-комсомольская и профсоюзная организация не в достаточной мере организовали педколлектив и студенчества на подъем учебно-производственной работы в техникуме, не добились превращения цикловых комиссий в центры методической работы, учебная часть с самого начала учебного года не смогла точно организовать учебно-производственный процесс и политико-воспитательной работы, проводимая в техникуме таковая оказалась оторванной от борьбы за успеваемость и укрепление трудовой сознательной дисциплины (большой отсев за 1-е полугодие — 84 человека, и низкая успеваемость — 41%). Культурно-бытовые условия студентов являются неудовлетворительными вследствие непригодности бараков для жилья и полнейшая изношенность оборудования общежитий, кроме того, учебный корпус для обеспечения нормальной работы требует капитального ремонта и достройки, которая тянется в течение 5 лет, что может дезорганизовать нормальный ход учебы в новом учебном году». 2769

Если завтра война...

Успеваемость 41% — даже трудно представить. Это значит, что 60% студентов учатся зря. То есть — жажды знания нет. А это самое страшное. Для чего знать, когда за тебя и так все решат — мудрый Сталин и его Политбюро. И тогда становится понятным, что в техникум студенты рвались не для того, чтобы учиться, а чтобы получить поскорее менее пыльную работу. Потому что одно дело — быть нормировщиком и совсем другое — вкалывать в забое. И тогда — каков же он, портрет эпохи «энтузиастов»? Которые — неграмотны, невежественны и, конечно, совсем не чувствуют своей ущербности, потому что вокруг — все такие. Впрочем, бюро райкома с неграмотностью попыталось бороться. И постановило:

- Обязать дирекцию и партийную организацию на основе соцсоревнования имени Третьей Сталинской Пятилетки провести заключение соцобязательств к зачетной сессии не позднее 25 мая, охватив всех студентов консультациями по повторяемому материалу, особо обратив внимание на отстающих, проводя с ними следующие мероприятия: а) два раза в пятидневку организовать проведение дополнительных занятий и консультаций с отстающими; б) не реже одного раза в пятидневку обеспечить посещение общежитий педагогами с целью помощи на дому; в) один раз в месяц проводить совещания по обмену опытом педколлектива о учебно-методической и политико-воспитательной работы, а также и на заседаниях цикловых комиссий.

- Обеспечить культурное проведение студентами летнего отдыха, для чего не позднее 30 мая составить план летне-оздоровительных мероприятий. Обязать РК Союза «Угольщик» выделить студентам необходимое количество путевок в дома отдыха и бесплатные билеты в рудничный сад.

- Партгруппе рудкома угольщиков обсудить вопрос о необходимости слияния профкома студентов, месткома рабочих и служащих и месткома преподавателей в единую профорганизацию при техникуме.

- В целях быстрейшего окончания ремонта техникума обязать дирекцию и парторганизацию на основе проведенной массовой работы выделить в распоряжение треста 50 человек студентов и имеющийся транспорт на подвозку стройматериала с 1 июля 1939 г.

- Обязать парторганизацию улучшить работу по вовлечению в ряды ВКП(б) за счет лучшей части комсомольцев, рабочих и студенчества техникума.

- Дирекции организовать и провести качественный набор в 210 человек с проведением конкурсных испытаний, добившись полного осуществления плана мероприятий по новому набору к 10 августа — для чего послать не менее двух работников не позднее 1 июня 1939 г. по набору в техникум.

- В целях обеспечения нормальной работы нового учебного года обязать управляющего треста тов. Ивонина закончить достройку учебного корпуса к новому учебному году (к 25 августа 1939 г.) в объеме отпущенных средств согласно сметы.

- Ходатайствовать через Горком ВКП(б) перед Обкомом ВКП(б) о постановке вопроса в Кузбасскомбинате и Главугле о немедленной достройке учебного корпуса, постройке физзала и развертывании строительства новых общежитий — и оборудование инвентарем, так как это ставит под угрозу освоение контингента учащихся в третьей Сталинской Пятилетке до 875 человек, о чем директору представить докладную в райком ВКП(б) к 25 мая 1939 г.

- Обязать первичную парторганизацию ГУТ периодически обсуждать на партсобраниях вопросы учебно-производственной и политико-воспитательной работы коллектива. 2770

И, наконец, текст последнего Постановления, подшитого к протоколу. Оно касается аварийности на шахтах треста «Кемеровоуголь» и принято по докладу главного инженера треста Стугарева и районного гортехинспектора Плотникова. Главный вывод, который следует из преамбулы документа — травматизм растет. Однако в Постановлении приводятся лишь абсолютные цифры, которые мало о чем говорят. Дело в том, что параллельно количеству аварий росло и число рабочих: строились новые шахты и расширялись действующие. Самый верный показатель — число смертельных случаев в расчете на сто работающих. Потому что «легкие» и «тяжелые» случаи фиксировать труднее: четкую грань между ними провести было подчас сложно. Сам подход к учету и статистике был в 30-е и последующие годы весьма поверхностным. В постановлении сказано: «В результате проявленного со стороны руководства треста «Кемеровоуголь» игнорирования указаний и приказов наркома тов. Кагановича, приказов Главугля и органов Главной Государственной Гортехинспекции, направленных к снижению производственного травматизма и аварийности на шахтах треста и в результате либерального отношения со стороны Райгортехинспекции к лицам, нарушающим правила техники безопасности и злостным аварийщикам, состояние работы по технике безопасности на всех шахтах треста неудовлетворительное… Общий травматизм с подземными рабочими в первом квартале 1939 г. по отношению к четвертому кварталу 1938 г. остается без изменения, за апрель месяц 1939 года общее количество травматизма возросло на 23% по отношению к марту с.г., количество аварий по шахтам треста «Кемеровоуголь» за апрель месяц возросло на 47% по отношению к марту месяцу т.г. Из общего количества случаев производственного травматизма за апрель месяц на шахту «Центральная» приходится — 89,3%, а из общего числа аварий за апрель месяц на шахту «Северная» приходится 48%, на «Октябренок» 28%».

Из постановления узнаем также, что больше всего несчастных случаев происходило из-за обвалов и обрушений угля и породы, которая падала на головы рабочих. В марте таких несчастных случаев зарегистрировано 33,5% от общего количества, а в апреле — 40,7%. Аварии же, по мысли авторов документа, происходили из-за плохого качества ремонта. В марте таких аварий насчитывалось, де, 41% от общего числа, а в апреле 24%. Однако нельзя не заметить, что «плохой ремонт» — это такая универсальная причина, которой можно злоупотреблять в любом отчете. В самом деле, как точно определить — в чем причина аварии: в плохом ремонте или в некачественности самого оборудования и неправильного с ним обращения? Подтасовка цифр и игра ими — дело сложное. Из постановления: «Эти бесспорные факты указывают на то, что крепление в очистных и подготовительных выработках не улучшается, а в части эффективного проведения планово-предупредительного ремонта, трехчасовой перерыв на шахтах треста используется плохо… За весь 1-й квартал 1939 года при главном инженере треста «Кемеровоуголь» не было ни одного случая разбора и анализа аварии. До сего времени трест не повел решительной борьбы с попытками скрыть ту или другую аварию, происшедшую на шахте. В результате отдельные руководители и работники шахт не сообщают в трест ни главному инженеру, ни в районную Горно-техническую инспекцию о произошедших авариях. Не было сообщено: 27 апреля о поломке шейки вала у грохота на скиповом комплексе, на шахте «Октябренок» не сообщено о аварии с подземной лебедкой, 10 мая с.г., не лучше дело обстоит и на других шахтах».

Вопрос: можно ли доверять цифрам об аварийности, если в иных случаях об авариях никуда не сообщается и, стало быть, они нигде не фиксируются? Реальная аварийность, скорее всего, была по крайней мере в два раза выше, но ее боялись отражать в отчетах, дабы не получить нагоняй свыше. В преамбуле назывались также имена виновников аварий, или, лучше сказать, козлов отпущения. Ибо с советской техникой (которая «самая лучшая в мире!») любой механик в 1937 г. мог быть обвинен во вредительстве, а двумя годами позже, по крайней мере, в недобросовестности и халатности.

Постановление: «Худшими эксплуатационными участками по своей запущенности и почти полному невыполнению вопросов соблюдения безопасных условий для рабочих являются: 1 и 3 участок шахты «Центральная» (нач. участков т.т. Юбко и Сыван): 4 участок шахты «Северной» (нач. Юров)… Работа с общественными инспекторами со стороны райкома угольщиков и шахтовых комитетов налажена плохо. Все участки шахт не имеют сменных общественных инспекторов. Рудком Союза угольщиков, в частности, инспектор охраны труда т. Ширяев только еще приступил к налаживанию работы с общественными инспекторами… Партийные, профсоюзные и комсомольские организации на шахтах самоустранились от работы по проведению всех мероприятий по технике безопасности, не борются по большевистски за оздоровление труда рабочих. Как факт, общественные суды на шахтах не работают». 2771

О каком «оздоровлении труда» идет речь? В 30-50-е годы спуск в шахты Кузбасса напоминал лотерею: задавить могло любого и в любую минуту. Особенно ужасающей выглядела статистика смертных случаев в послевоенное время. В одном Прокопьевске каждые три дня погибал горняк на протяжении 1946-1961 гг. В 30-е годы статистика была благополучней. Мы уже сообщали, что на шахтах Кемерова за весь 1937 г. — не более десяти смертных случаев. В процентном отношении к общему числу работающих смертных случаев было в десятки раз меньше. Причины до сих пор не прояснены. Возможно, статистика фальсифицировалась, но не столь же кардинальным образом? И тогда довольно странно читать пожелания об «оздоровлении труда» в 30-е годы. Ведь эти пожелания в ближайшие двадцать лет сбываться не будут… Но об этом, конечно, составители документа знать не могли. Они постановили так:

- Поручить главному инженеру треста т. Стугареву и райтехинспектору т. Плотникову составить план конкретных мероприятий по шахтам треста «Кемеровоуголь» в соответствии с приказами и указаниями Наркома т. Кагановича Л. М. и Главной Государственной Гортехинспекции по вопросам техники безопасности. Особое внимание обратить на вентиляцию 11 уклона; мероприятия представить в РК к 1 июня.

- Предупредить всех руководящих работников шахт и треста, что дальнейшие попытки скрыть аварию от треста или Райгортехинспекции, продолжение практики невыполнения правильных предписаний Райгортехинспекции и предложений 17 ВГСО, направленных на осуществление всех мероприятий по технике безопасности, на предупреждение случаев производственного травматизма и аварий, Горрайком ВСК(б) будет рассматривать как игнорирование правительственных указаний и постановлений по вопросам техники безопасности и безаварийной работы.

- Предложить райкому Союзу угольщиков т. Стебакову, районному инспектору охраны труда т. Ширяеву организовать работу общественных инспекторов на шахтах треста «Кемеровоуголь» таким образом, чтобы в каждой смене, на каждом участке имелся общественный инспектор. Срок исполнения к 20 июня.

- Обязать главного инженера треста т. Стугарева и Райгортехинспектора т. Плотникова и районного инспектора по охране труда тов. Ширяева принять все меры к тому, чтобы все средства, отпущенные на технику безопасности и промсанитарию на 1939 г., израсходовались рационально и полностью.

- Райкому Союза Угольщиков (т. Стебакову) один раз в месяц проводить общерудничную конференцию по технике безопасности и теоретическим вопросам лекции и применение Соламоновского метода.

- Практиковать отчеты управляющих шахт о состоянии техники безопасности на шахте на президиумах Райкома Союза угольщиков.

- Редакции рудничной газеты многотиражки «За уголь» систематически освещать на страницах газеты состояние по шахтам, цехам и участкам, создавая общественное мнение вокруг лиц, нарушающих правила безопасности и допускающих аварии с механизмами.

- Райкому Союза угольщиков через шахткомы организовать и развернуть работу общественных судов на шахтах.

- Настоящее решение бюро Горрайкома ВКП(б) обсудить на первичных партийных и профсоюзных организациях, ведя систематическую борьбу за реализацию приказов Наркома НКТП, Главугля, Комбината.

- Пропустить всех рабочих через краткосрочные курсы по внедрению метода Соламонова (ответственные управляющие шахт и председатели шахткомов). 2772

2 июня 1939 г. Новое заседание. Присутствуют члены бюро Акинин, Михайлов, Васильев, Смитрович, Вдовин, Ивонин, Веселов, работники райкома Мальгин, Суслов, Никитина, Орфеева, Чижов, по отдельным вопросам приглашены Огородов, Казанин, Матырин, Баев, Румянцев, Шавликов, Рузанова, Миронов, Нестеров, Изотов, Бессонов.

Круг обсуждаемых вопросов разнообразием не радует: приняли в кандидаты ВКП(б) литературного сотрудника газеты «За уголь» Елистрата Григорьевича Кашавцева (1910 г.р.), инспектора по закреплению рабсилы в тресте Виталия Алексеевича Васильева (1913 г.р.), забойщика шахты «Северная» Василия Филипповича Федосова (1910 г.р., стахановец), телефонистку шахты «Центральная» Татьяну Ивановну Корчуганову (1906 г.р., образование 4 класса), студентку горно-угольного техникума Клавдию Николаевну Гладникову (1918 г.р., комсомолка с 1932 г.), студента горно-угольного техникума Константина Арсентьевича Соколова (1918 г.р., комсомолец с 1935 г.), студента горно-угольного техникума Василия Петровича Клянина (1918 г.р., комсомолец с 1934 г.), студента горно-угольного техникума Василия Михайловича Жукова (1916 г.р., в комсомоле с 1936 г.) и старожиху спецконторы Анну Григорьевну Муравлеву (1897 г.р., образование 2 класса, ударница — хотя не вполне понятно, что означает «ударно сторожить»); воздержались от приема в кандидаты бурового мастера Петра Ивановича Доронина (1901 г.р., ударник, был неясен вопрос об его участии в белой армии); сняли с повестки дня вопрос о ремонте школ в Рудничном районе по причине, что он обсуждался уже на президиуме Райсовета; обязали всех докладывающих на заседаниях бюро райкома предоставлять проекты резолюций за два дня до доклада; утвердили Андрея Илларионовича Суслова заведующим партучетом Рудничного Горрайкома (1897 г.р., член ВКП(б) с марта 1920 г., образование 6 групп, стаж работы по партучету 9 лет) и его же утвердили секретарем первичной парторганизации при райкоме ВКП(б); утвердили секретарем Рудничного Горрайкома ВЛКСМ Сергея Ивановича Клешнина (1912 г.р., образование 8 классов, член ВКП(б) с 1932 г., член ВЛКСМ с 1926 г.) и его же утвердили первым заместителем секретаря первичной парторганизации при РК ВКП(б); утвердили Ирину Сергеевну Колычеву секретарем первичной парторганизации охраны материнства и младенчества (1893 г.р., член ВКП(б) с 1932 г., образование низшее, работала зав. детскими яслями № 24), а ее первым заместителем — Анну Михайловну Рузанову (1897 г.р., образование низшее, член ВКП(б) с 1920 г., работала заведующей детскими яслями); назначили секретарем партбюро шахты «Северная» Александра Викторовича Шавликова (1908 г.р., образование 4 класса, член ВКП(б) с 1929 г.) и Федора Николаевича Нестерова — секретарем первичной парторганизации треста «Кемеровоуголь» (1888 г.р., образование 5 классов, член ВКП(б) с 1921 г.); утвердили секретарем первичной парторганизации райкома союза угольщиков Каюма Мухаррямова (1892 г.р., татарин, член ВКП(б) с 1932 г., образование низшее); предупредили завхоза шахты «Южная» Федора Акимовича Кузовкова (1887 г.р., образование 4 класса), который в детском доме № 2 (где тоже работал завхозом до 20 апреля 1939 г.) пьянствовал и был за это снят с работы; ходатайствовали о снятии выговора с редактора газеты «За уголь» Евгения Демидовича Вдовина (1893 г.р., образование 3 класса, член ВКП(б) с 1920 г., выговор вынесен еще в 1931 г. за непринятие мер для ликвидации перегибов в коллективизации в Топкинском районе); командировали Изотова (1897 г.р., образование 5 классов, член ВКП(б) с 1920 г.) в распоряжение треста «Кемеровоуголь» на должность начальника отдела кадров; утвердили пропагандистами заведующего электродепо шахты «Центральная» Михаила Севастьяновича Григорьева (1898 г.р.) и инспектора школы взрослых Абрама Демидовича Вдовина (1894 г.р.); утвердили консультантами по истории ВКП(б) Ивана Николаевича Михайлова (1906 г.р., политрук спасательной станции) и Дмитрия Павловича Кононова (1900 г.р., председатель Райсовета); заслушали доклад секретаря партбюро шахты «Пионер» Румянцева «О состоянии агитмассовой работы по изучению материалов XVIII партсъезда на шахте «Пионер»; командировали на работу в трест «Кемеровоуголь» на должность диспетчера треста бывшего зав. оргинструкторским отделом РК ВКП(б) Чижова (в связи с тем, что он нуждался в подготовке для поступления в Промакадемию); определили Федора Филипповича Лыбзикова заведующим оргинструкторским отделом райкома (член ВКП(б) с 1932 г., образование низшее, работал до этого слесарем шахты «Центральная»); утвердили состав парторганизации шахты «Южная» из 4 членов ВКП(б) и двух кандидатов; сняли с партучета Козловского в связи с тем, что Главуглесбыт назначил его на работу в Прокопьевск; постановили, что распорядителем кредита райкома может являться второй секретарь Веселов, подпись же Акинина, которого перевели на должность третьего секретаря, отныне должна считаться недействительной; утвердили статотчет райкома за май 1939 г. 2773

Было еще одно постановление. Оно не заносилось в протокол. Некий таинственный вопрос обсуждался на закрытой части заседания. Известно только, что вопрос касался шахты «Северная», поскольку доклад делал секретарь партбюро шахты Шавликов. Решение по этому вопросу находилось в некой загадочной «особой папке». 2774

К протоколу оказалось приложенным только одно постановление — по докладу секретаря партбюро шахты «Пионер», посвященное обсуждению и изучению решений XVIII съезда ВКП(б) и особенно доклада Сталина на этом съезде. Забавно, но в постановлении неудовлетворительное, на взгляд райкома, изучение сталинских догм увязывается с недовыполнением плана угледобычи, так что читателя как бы наталкивают на мысль, что срыв плана — последствия недобросовестного изучения материалов съезда. Очевидно, подразумевалось, что чтение скучных (если не сказать занудных!) докладов должно так наэлектризовать и воодушевить горняка, что любые планы ему станут по плечу. Преамбула постановления: «Работа по изучению решений 18 съезда партии среди рабочих, служащих и населения организована неудовлетворительно. Работа с агитколлективом не налажена, инструктаж агитаторов не проводится. Агитаторы к проведению бесед не готовятся (агитатор Шубин еще сам не ознакомился с докладом тов. Сталина). Некоторые агитаторы Шубин, Киряев, Майбуров приступили только еще к чтению доклада тов. Сталина. Совершенно отсутствует работа по изучению материалов съезда и ИТР. Контроль со стороны секретаря парткома за проводимые беседы не проводится. В результате качество проводимой работы низкое и не обеспечивает производственного подъема рабочих на борьбу за выполнение плана угледобычи. В мае шахта недодала государству 349 тонн угля. Бюро отмечает, что несмотря на решение бюро ГК ВКП(б), со стороны лекторской группы ГК ВКП(б) продолжаются срывы лекций, на шахте «Пионер» в мае месяце было сорвано две лекции по вине лекторов Простомолотова и Ляпина Б.». 2775

Создается впечатление, что действенность пропаганды на массы сильно преувеличивалась. Конечно, она способствовала оболваниванию народа, но воодушевить никого не могла, потому что план — он государственный, и если рабочего касался лишь косвенно, то масса относилась к нему апатично. Государственное — значит, ничье. Бюро постановило:

- Предложить бюро парторганизации шахты «Пионер» в пятидневный срок пересмотреть состав агитаторов, беседчиков, выделив на эту работу лучшие теоретически подготовленные силы из партийного, комсомольского и хозяйственного актива, с тем, чтобы охватить всех рабочих, служащих и их семьи изучением решений 18-го съезда ВКП(б) по участкам, цехам и квартирам.

- Обязать партбюро шахты «Пионер» обеспечить регулярно не реже 2 раза в месяц проводить качественный инструктаж агитаторов и беседчиков по очередным темам бесед.

- Лично секретарю партбюро тов. Румянцеву и руководителю агитколлектива тов. Малаховскому проверять качество проводимых бесед агитаторами путем посещения занятий, оказывая практическую помощь агитаторам в подготовке к беседам.

- Предупредить консультанта, выделенного РК ВКП(б), тов. Плотникова, о недопущении в дальнейшем срыва конференций и консультаций.

- Поручить тов. Смитровичу, зав. отделом пропаганды и агитации райкома ВКП(б), организовать продажу материалов 18 съезда партии на шахте «Пионер».

- Обязать секретаря бюро парторганизации т. Румянцева особое уделить внимание на организацию изучения материалов 18 съезда ВКП(б) среди интеллигенции, для чего необходимо в декадный срок провести с ИТР совещание по обмену опытом по изучению материалов 18 съезда ВКП(б).

- Обязать бюро первичной парторганизации шахты «Пионер» на основе улучшения пропаганды и изучения решений 18 съезда ВКП(б) обеспечить подъем производственного энтузиазма рабочих, ИТР. Добиваясь полного охвата коллектива индивидуальным соцсоревнованием имени Третьей Сталинской Пятилетки за перевыполнение плана угледобычи, за высокую производительность труда с тем, чтобы обеспечить выполнение плана угледобычи к 22 годовщине Октябрьской социалистической революции, для чего практиковать постановку докладов по материалам 18 съезда партии на собраниях, подбирая для этого хорошо подготовленных докладчиков.

- Для оказания практической помощи по налаживанию агитмассовой работы на шахте «Пионер» прикрепить на пятидневку работника райкома ВКП(б) тов. Копейко.

- Обязать всех секретарей бюро парторганизаций на очередных заседаниях бюро (а там, где нет бюро, на партсобраниях) заслушать доклады о состоянии политмассовой работы по реализации решений 18 съезда ВКП(б). 2776

10 июня 1939 г. На заседание бюро приглашены по отдельным вопросам Обысов, Смирнов, Журавлев, Григорьев Казанин, Махов, Огородов, Баев, Лысачев, Печенкин, Березин (от Обкома партии), Бардина, Стебаков, присутствуют также работники райкома Никитина, Суслов, Орфеева, Копейко и члены бюро Михайлов, Веселов, Васильев, Смитрович, Акинин, Вдовин и Ивонин.

В некотором смысле заседание можно считать необычным, поскольку на нем присутствует представитель Обкома ВКП(б). Впрочем, ход заседания бюро не представляет из себя чего-то экстраординарного: приняли в кандидаты ВКП(б) горного мастера шахты «Центральная» Александра Ивановича Федюшкина (1911 г.р.), заведующего хирургическим отделом рудника Степана Васильевича Беляева (1903 г.р.), врача рудбольницы Марию Нестеровну Горбунову (1912 г.р., белорусска), заведующего склада ОКР на шахте «Северная» Луку Сергеевича Дружинина (1912 г.р.), инспектора бюджета при РайФО Василия Николаевича Перменова (1919 г.р., в комсомоле с 1937 г.), техничку Рудкомхоза Марию Феофановну Козловскую (1896 г.р., обучалась в средней школе), бухгалтера райкома Союза угольщиков Зинаиду Александрову Пастухову (1910 г.р.); перевели из кандидатов в члены ВКП(б) горного мастера шахты «Центральная» Степана Михайловича Шерстобаева (1896 г.р.), забойщика шахты «Центральная» Тухбая Галимова (1896 г.р., татарин, обучался в кружке политграмоты, ударник, состоял членов ВКП(б) с декабря 1930 г., но комиссией по чистке за политическую неграмотность он был низведен до кандидатов), заведующего КРО на шахте «Северная» Николая Алексеевича Шевнина (1907 г.р., кандидат с 1938 г.), политрука школы Горпромуч Василия Ивановича Васенина (1912 г.р., кандидат с июля 1937 г., в комсомоле с 1931 г.); заслушали доклад начальника милиции Смирнова и заведующего военным отделом Копейко «О выполнении решения бюро РК ВКП(б) от 2 апреля 1939 г. о состоянии работы воспитания членов бригад содействия милиции» и доклады Клешнина и Корниенко «О ходе работы по марксистско-ленинскому воспитанию членов ВЛКСМ»; приняли к сведению информацию Стебакова о ходе выборов профсоюзных органов и констатировали, что выборы на «Центральной» шахте проведены хорошо, на собрании присутствовало 1019 членов профсоюза, тогда как в наличности имелось 1091, но что на шахте «Пионер» все обстояло хуже (присутствовало две трети членов), а в тресте «Кемеровоуголь» отчетно-выборное собрание провалилось второй раз подряд, на что указали секретарю бюро парторганизации треста Нестерову; объявили строгий выговор с предупреждением десятнику шахты «Северная» Ивану Федоровичу Локтеву (1908 г.р., кандидат с 1939 г., образование 4 группы, партвзыскание получил за утерю кандидатской карточки во время охоты); откомандировали механика шахты «Северная» Федора Федоровича Казанина (1908 г.р., образование 3 класса, член ВКП(б) с 1932 г.) на работу главным механиком шахты «Октябренок» с одновременным исполнением функций секретаря первичной парторганизации; утвердили Николая Николаевича Махова (1893 г.р., образование сельская школа, член ВКП(б) с 1932 г., работал экспедитором хлебопекарни) секретарем первичной организации хлебопекарни и Акима Никифоровича Печенкина (1907 г.р., образование 4 класса, член ВКП(б) с 1931 г., работал политруком ВВО) — секретарем парторганизации вооруженной вахтерской охраны; того же Печенкина утвердили политруком ВВО, а его брата Ивана Никифоровича Печенкина (1896 г.р., образование 5 классов, партстаж с 1930 г., работал десятником лесозавода) — секретарем парторганизации лесозавода; первым заместителем секретаря первичной парторганизации треста «Кемеровоуголь» стала Мария Павловна Паршукова (1907 г.р., образование 5 классов, партстаж с 1927 г., работала инспектором по кадрам треста «Кемеровоуголь»), а политруком горноспасательной станции — Иван Николаевич Михайлов (1906 г.р., образование вечерний комвуз, партстаж с 1928 г.); объявили строгий выговор и сняли с работы инструктора РК ВКП(б) П. П. Никитиной (1910 г.р., утеряла партбилет 1 июня 1939 г., когда ходила после работы в ларек за хлебом, партбилет находился в боковом кармане в жакете и был похищен); удовлетворили просьбу Иосифа Никитовича Прокопенко (1883 г.р., член ВКП(б) с 1920 г., образование промкурсы, работал помощником управляющего трестом «Кемеровоуголь») послать его на работу заведующим шахтой «Октябренок»; главным инженером той же шахты назначили Василия Ивановича Маргачева (1898 г.р., член ВКП(б) с 1929 г., образование годичные курсы горных мастеров, до этого работал заведующим шахтой «Октябренок»); главного же инженера шахты «Октябренок» Григория Григорьевича Гавриленко (1891 г.р., член ВКП(б) с 1926 г., образование 6-месячные курсы шахтеров) сняли с работы и направили в распоряжение треста «Кемеровоуголь» для использования на работе начальником участка № 5 шахты «Северная»; ходатайствовали о предоставлении инвалидке второй группы Таскаевой (1898 г.р., член ВКП(б) с 1924 г.) путевки на курорт; разрешили выезд секретарю райкома Мальгину Константину Денисовичу на областной пленум ВКП(б) в г. Новосибирск; то же самое разрешили сделать секретарю партбюро шахты «Центральная» Миронову, что касается управляющего трестом «Кемеровоуголь» И. П. Ивонина, то его отпустили поприсутствовать на заседании бюро обкома ВКП(б). 2777

На этом заседание закончилось. Ничего экстраординарного не случилось. Поэтому присутствие представителя Обкома ВКП(б) на заседании, очевидно, объяснялось просто желанием проконтролировать, на каком уровне работают низы. Впрочем, одна особенность у упомянутого заседания все же была. Когда принимали в партию, больше, чем обычно, переводили из кандидатов в члены ВКП(б) по сравнению с приемом в кандидаты. Наверное, тому есть объяснение: в кандидаты принимали новеньких, слабо подготовленных, а переводили в члены уже зрелых «волков», готовых жизнь отдать и за Сталина, и за партию. Перевод в члены ВКП(б) должен был казаться со стороны глаже. Очевидно, к присутствию на заседании представителя Обкома готовились загодя…

К протоколу подшито Постановление бюро «О состоянии работы воспитания членов бригад содействия милиции». Что означает словосочетание «работа воспитания», сказать трудно. Возможно, имеется в виду «работа по воспитанию». Вообще же, перед нами — опять-таки типичная «бумажка по поводу бумажки». В постановлении рассказывается, как выполняется предыдущее постановление: «Решение бюро от 2 апреля 1939 г. по вопросу организации новых бригад содействия милиции не выполнено… Собрания с БРИГАДМИЛЬЦАМИ (так в документе!) не проведено и доклады участковых милиционеров о работе с бригадмилцами не заслушаны. Райком ВЛКСМ не включился в работу по организации и привлечению в БСМ лучших комсомольцев, доклады о участии комсомольцев в этой работе не заслушивались… Секретари первичных парторганизаций решение бюро от 2 апреля 1939 г. о вовлечении коммунистов в бригады содействия милиции не выполнили, что подтверждается отсутствием заявлений желающих вступить в БСМ… Руководство шахты «Северная» т. Демьяненко, помещение для уч. инспектора до сих пор не представил. Сотрудник милиции вынужден с преступным элементом заниматься у себя на квартире». 2778

Итак, дружинники назывались «бригадмильцами», а то, что впоследствии стало ДНД — обозначалось БСМ. В Бэ-Сэ-Мэ, похоже, как и позднее в ДНД, мало кто рвался. Требовалась кропотливая работа по заманиванию и принуждению. Именно эту цель преследовали Постановления бюро. Был, конечно, в этом и скрытый подтекст. Можно было подумать, что милиция с хулиганьем не справлялась самостоятельно, а посему требовалась помощь. И тогда — одно из двух: либо милиция плохо работала, либо в СССР хулиганья и воров развелось немерено (впрочем, чему удивляться, разве не читали мы в том же протоколе, что у коммунистки Никитиной похитили даже партбилет?). Бюро постановило:

- Обязать тов. Веселова и начальника милиции тов. Смирнова не позднее 25 июня 1939 г. провести совещание членов бригад содействия милиции, на котором заслушать начальника об очередных задачах бригад содействия милиции.

- Обязать РК ВЛКСМ на очередном заседании заслушать доклад о работе бригад содействия милиции и об участии в них комсомольцев, на котором обсудить практические мероприятия по участию комсомольцев в бригаде содействия милиции.

- Обязать всех секретарей первичных парторганизаций 20 июня 1939 г. поставить на общее партийное собрание вопрос участия членов и кандидатов ВКП(б) о их практической работе содействия милиции.

- Обязать тов. Демьяненко немедленно выполнить решение РК ВКП(б) от 2 апреля 1939 г. о выделении помещения для участкового милиционера. 2779

В СССР вообще все мы, тогдашние, занимались зачастую не свойственными нам функциями. Например, студенты в ДНД (БСМ) ловили воров и хулиганов вместо милиции; милиционеры помогали селу и убирали колхозный урожай чуть ли не в зимнее время года; на строительстве работали почти наполовину зэки; университетские профессора бегали вместо спортсменов на лыжных кроссах. В общем, пироги пекли сапожники, а сапоги тачали пирожники. Удивительно, как при этом вообще можно было рассуждать об эффективности экономики…

Следующее постановление бюро — «О ходе работы по марксистско-ленинскому воспитанию членов ВЛКСМ». Если расшифровать аббревиатуру ВЛКСМ, то получится — «ленинский» Союз. Поэтому странно слышать, что «ленинцев» нужно было еще как бы довоспитывать в «ленинском» же духе. Получалась какая-то неувязка. Выходило, что в ВЛКСМ принимали «ленинцев понарошку», и лишь потом их «доделывали» в «стойких ленинцев». Такая вот тавтология… Из постановления узнаем, что до уровня Ленинского гения местные комсомольцы пока не доросли: «На основе постановления ЦК ВКП(б) о постановке партийной пропаганды и постановления ЦК ВЛКСМ о пропаганде в комсомоле, Рудничный РК ВЛКСМ недостаточно еще перестроил свою работу о марксистско-ленинском воспитании комсомольцев. Из 1100 человек членов ВЛКСМ самостоятельно изучают историю ВКП(б) 238 человек. Самостоятельно изучающие историю партии не получают достаточной помощи со стороны комсомольских организаций и РК ВЛКСМ, мало проводится обмена мнений, всего проведено 5 теоретических конференций, 2 среди самостоятельно изучающих историю ВКП(б) и политграмоту. РК ВЛКСМ недостаточно занимался руководством кружков, вследствие чего посещаемость кружков 65%, райком ВЛКСМ не принял мер борьбы со срывом занятий в кружках политграмоты пропагандистов Абызова, Сеньчина. Бюро считает совершенно недопустимо когда на шахте «Северная» кружок истории ВКП(б) и политграмоты к занятиям еще не приступил. Рудничный РК ВЛКСМ и лично секретарь т. Клешнин медленно реализуют решения ЦК ВЛКСМ о пропаганде в комсомоле». 2780

Бюро возмущается, почему комсомольские кружки посещают только 65% их членов? Мы же сегодня, пожалуй, удивляемся другому: как удалось в те времена одурманить такое количество юной (и, казалось бы, еще не испорченной!) поросли? Как удалось заглушить романтические инстинкты юных душ и отравить их сухими и лживыми поучениями кремлевских стариков? Постановления ВКП(б) и сталинский «Краткий Курс» — не романы Жюля Верна…

Из постановления бюро райкома:

- Шире развернуть изучение доклада товарища Сталина и решения 18-го съезда ВКП(б) среди комсомольского актива, комсомольцев и несоюзной молодежи.

- Систематически ставить вопросы на бюро РК ВЛКСМ о идейном воспитании комсомольцев и молодежи с докладами секретарей комитета и секретарей первичных организаций о выполнении решения ЦК ВЛКСМ о пропаганде и решении 8-го пленума ЦК ВЛКСМ.

- Практиковать на комсомольских собраниях вопросы политико-воспитательного порядка, для чего РК ВЛКСМ создать из политически грамотных комсомольцев группу докладчиков.

- Пересмотреть агитколлективы, пополнив их состав лучшими комсомольцами, оказывая им через семинары, консультации повседневную помощь в работе.

- Строго следить за качеством преподавания в кружках и не допускать срыва занятий кружков, каждый случай срыва обсуждать на бюро РК ВЛКСМ.

- В июне месяце провести пленум РК ВЛКСМ с вопросом о реализации постановления ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ о пропаганде.

- Не позднее 2-й половины июня месяца провести однодневный семинар секретарей комитетов ВЛКСМ о состоянии работы по марксистско-ленинскому воспитанию комсомольцев и несоюзной молодежи. 2781

19 июня 1939 г. Заседание немноголюдное. По отдельным вопросам вызваны Нестеров, Стугарев, Паршукова, Плотников, Хохлов, присутствуют работники райкома Мальгин, Лыбзиков, Суслов, Орфеева и члены бюро Акинин, Веселов, Ивонин, Смитрович и Васильев.

Вопреки традиции, прием в партию не обсуждался. Но главными вопросами все равно оставались персональные. Сначала освободили от работы заведующего военным столом райкома ВКП(б) Копейко (член ВКП(б) с 1939 г.), поскольку бюро вышестоящего горкома не утвердило предыдущее постановление райкома, который прочил в заведующие военным столом именно Копейко. Мотивы были тривиальными: у Копейки отсутствовал даже годичный партийный стаж, так что на руководящую работу ему претендовать было нельзя. Что оставалось делать? Райкомовцы отменили собственное свое предыдущее решение и поручили отделу кадров подобрать кандидатуру вместо Копейко. Самого же Копейко откомандировали в распоряжение райкома Союза угольщиков. 2782

После малоприятных для Копейко решений обсудили более будничные дела: постановили созвать партактив района 22 июня 1939 г. в 7 часов вечера «по вопросу о реализации решения Обкома ВКП(б) от 14 июня 1939 г. о партийно-массовой работе на шахтах Кузбасса» и утвердили докладчиком Мальгина; решили также созвать очередные партсобрания по Рудничной парторганизации 26 июня 1939 г., дабы обсудить «Итоги майского пленума ЦК ВКП(б) и о задачах парторганизации о реализации решения бюро Обкома ВКП(б) от 14 июня 1939 г.»; разрешили выезд на совещание в Обком заведующему отделом пропаганды и агитации Смитровичу, а также выезд на заседание пленума Обкома ВЛКСМ секретарю Горрайкома ВЛКСМ Клешнину. 2783

И вдруг размеренный ход заседания бюро нарушается разбором склоки в аппарате «Кемеровоугля». Причиной послужила жалоба главного маркшейдера треста «Кемеровоуголь» Уласенко, направленная секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву. Уласенко писал, что его незаконно уволили с работы. Суть дела в протоколе изложена так: «Тов. Уласенко беспартийный, работал главным маркшейдером треста «Кемеровоуголь», но не был утвержден Главуглем. По мнению руководства треста, тов. Ивонина, в связи с увеличением объема работ (вводом в строй новых трех шахт и перспективой строительства еще двух шахт) и усложнением систем добычи угля, тов. Уласенко не обеспечил бы руководство, в связи с этим кандидатура тов. Уласенко не была представлена в Главуголь на утверждение главным маркшейдером треста «Кемеровоуголь», вследствие этого Главуголь утвердил главным маркшейдером треста «Кемеровоуголь» другую кандидатуру, тов. Добрынина, а трест «Кемеровоуголь» в исполнении этого решения своим приказом тов. Уласенко от работы освободил и командировал в распоряжение Кузбасскомбината как номенклатурного работника Кузбасскомбината. О причине откомандирования в распоряжение Кузбасскомбината тов. Уласенко не было сообщено и было проявлено бездушно-бюрократическое отношение со стороны руководства треста, выразившееся в попытке преждевременно выселить его из квартиры. У него сложились неправильные мнения, выводы о том, что якобы его уволили за вражеские действия. Тов. Уласенко решил это опровергнуть и обратиться за помощью своим заявлением от 15 января 1939 г. в райком ВКП(б). Райком ВКП(б) заявление не разобрал и исчерпывающего ответа не дал, все это создало к необходимости собирания оправдывающих документов и подачи их вместе с заявлением секретарю ЦК ВКП(б) товарищу Андрееву А. А.» 2784

Как видим, отношения среди номенклатурщиков были непростые. Доходило даже до выселения из квартир без объяснения причин, и даже достаточно видный специалист треста мог быть уволен с работы в самой неделикатной форме. Тем не менее, бюро райкома посчитало правильными действия управляющего трестом Ивонина, который отказался представлять кандидатуру Уласенко на утверждение старшим маркшейдером треста, однако, с другой стороны, вынесли Ивонину порицание за то, что несвоевременно разобрал заявление Уласенко и не препятствовал выселению Уласенко из квартиры, без объяснений причин откомандирования в распоряжение Кузбасскомбината. В общем, дело было шумным и длилось почти полгода. 2785

Остальные дела, рассмотренные на бюро, не выглядели столь эпатажно: ходатайствовали перед обкомом о назначении парторга на шахту «Пионер»; испрашивали у обкома средства в сумме 1500 рублей для приобретения несгораемого ящика и 3700 рублей для покупки пишущей машинки для райкома; подали докладную записку в Новосибирск о необходимости приобрести райкому одну легковую машину и одну лошадь; отменили свое прежнее решение об утверждении Васильева заведующим отделом кадров райкома и утвердили заведующим второго секретаря райкома Веселова; и, наконец, заслушали доклад Мальгина «О годовщине всенародного праздника — выборов в Верховный Совет РСФСР». 2786

Годовщину выборов превратили во всеобщий парад. Очередная «победа советской демократии» вызывала в верхах неподдельную гордость. Даром, что в Европе институту демократии — по крайней мере три века. Но куда уж «Европам» до подлинной советской демократии, обеспечивающей 100-процентное голосование избирателей за тех, на кого укажет партия. Отметить годовщину единодушных выборов в районе постановили так:

- 21-22 июня провести митинги рабочих, служащих и ИТР по достойной встрече великого всенародного праздника, обеспечив подъем производственного энтузиазма на выполнение полугодового плана угледобычи к 26 июня 1939 г.

- Секретарям партбюро и парторганизаций 25 июня на предприятиях в цехах, среди населения через агитаторов провести беседы о замечательной годовщине выборов в Верховный Совет РСФСР.

- Обязать тов. Ивонина раскрепить работников треста по шахтам и предприятиям, чтобы оказать практическую помощь в выполнении полугодовой программы к 26 июня 1939 г.

- Заведующим шахтами расставить силы так, чтобы внутри шахт была оказана вся необходимая помощь участкам в успешном выполнении полугодового плана угледобычи.

- Тов. Кононову и тов. Стебакову провести 26 июня 1939 г. в саду митинги и вечер, посвященный годовщине выборов в Верховный Совет РСФСР. 2787

О том, что обсуждали на бюро «под занавес», нам неизвестно. В протоколе указано, что все бумаги по этому загадочному закрытому вопросу нужно искать в «особой папке». 2788

Зато к протоколу оказалась приложена докладная записка секретаря райкома Мальгина, в которой он для райкомовских нужд выпрашивает у Новосибирского обкома автомашину и лошадь с упряжью. Похоже, в самом городе этот вопрос почему-то казался неразрешимым, и остается удивляться, почему Мальгин не просит самого Сталина прислать к нему в район лошадь с упряжью! вот текст «нижайшего прошения»: «Рудничный РК ВКП(б) обслуживает парторганизации шахт треста «Кемеровоуголь», территориально разбросанные по району: шахта «Северная» 8 километров, «Пионерка» 14 километров, «Крахалевка» 25 км, «Октябренок» 9 км, Ягуновка 18 км, «Центральная» 2 км. Из этого видно, что для оперативного руководства, контроля над партийными организациями и шахтами, оказания им помощи, райкому требуется транспорт, которого Рудничный райком ВКП(б) не имеет. По линии треста «Кемеровоуголь» выделено для райкома 3 лошади с предъявлением ежемесячно счета на 1546 руб., что, во-первых, является дорого, и во-вторых не обеспечивает нашу потребность. В результате работники вынуждены ходить пешком или сидеть на телефоне, изыскивать транспорт, на что очень много уходит затрачивания нерационально времени. Бюро РК ВКП(б) ходатайствует перед Обкомом ВКП(б) в отпуске средств для приобретения райкому лошади с упряжью и одной легковой автомашины, которой райком сможет обслужить в день несколько шахт и удешевит содержание транспорта». 2789

Три лошади для одного маленького райкома! И это недостаточно! Очевидно, для удовлетворения страсти к комфортабельному передвижению райкому нужен табун, а лучше — при райкоме необходима не просто конюшня, а конеферма…

3 июля 1939 г. На заседании бюро присутствуют работники райкома Мальгин, Суслов, Лыбзиков, Орфеева, Корниенко и члены бюро Акинин, Веселов, Смитрович, Михайлов и Вдовин.

Обсуждаемые вопросы — как набор заезженных пластинок к старому патефону: перевели из кандидатов в члены ВКП(б) начальника отдела кадров шахты «Северная» Ефима Евстафеевича Ракута (1915 г.р., кандидат с 1937 г.), начальника 4-го участка шахты «Пионер» Ивана Федоровича Сенчина (кандидат с 1938 г.), няню Рудничной больницы Феклу Григорьевну Моколенко (кандидат с 1932 г.), младшего милиционера Максима Ивановича Гордеева (1902 г.р., кандидат с мая 1932 г.); приняли в кандидаты ВКП(б) горного десятника шахты «Северная» Ивана Егоровича Полуэктова (1897 г.р., стахановец), горного мастера шахты «Пионер» Ивана Борисовича Кузнецова (1907 г.р., ударник), операционную сестру рудбольницы Ирину Антоновну Чижову (1905 г.р., обучалась в кружке политграмоты), учительницу школы № 5 Антонину Федоровну Щедрину (1910 г.р., в комсомоле с 1927 г., обучалась на втором курсе вечернего педучилища), директора средней школы Григория Петровича Тутова (1910 г.р.), помощника уполномоченного ОУР Дмитрия Васильевича Родионова (1901 г.р.), студента рабфака горно-угольного техникума Евгения Ивановича Борзых (1915 г.р., комсомолец с 1934 г.), старшую сестру больницы Екатерину Ивановну Дворникову (1905 г.р.), сестру-воспитательницу Марию Ефимовну Семенову (1907 г.р.), механика отделения спецконторы Николая Тихоновича Сергеева (1912 г.р.), начальника ЖКО Михаила Петровича Абызова (1911 г.р., в комсомоле с 1932 г.), плотника Рудкомхоза Петра Васильевича Юфирова (1883 г.р., ударник); воздержались от приема в кандидаты младшего командира пожарной охраны Михаила Калиновича Колиниченко (1912 г.р., «не проявил себя в общественной работе») и чернорабочей шахты «Пионер» Глуховой Марии Федоровны (1918 г.р., тоже «не проявила себя в общественной работе»). 2790

Далее — утверждение номенклатурных и иных работников: помощника управляющего шахты «Пионер» Николая Алексеевича Гусева (1902 г.р., образование незаконченное среднее, беспартийный), начальника транспорта шахты «Пионер» Михаила Ивановича Малаховского (1888 г.р., украинец, член ВКП(б) с 1920 г.), начальника 4-го района шахты «Пионер» Ивана Федотовича Сенчина (1910 г.р., образование среднетехническое, член ВКП(б) с 1939 г.), помощника по кадрам управляющего шахты «Северная» Ефима Евстафеевича Ракута (1915 г.р., образование 5 классов, член ВКП(б) с 1939 г.), руководителя агитколлектива при парторганизации горно-угольного техникума, преподавателя Михаила Михайловича Ванурина (1911 г.р., образование высшее, кандидат с 1937 г.), руководителя агитколлектива при парторганизации школы Горпромуч Ядвигу Вячеслаевну Майор (1911 г.р., полячка, образование среднетехническое, кандидат с 1939 г., завуч школы Горпромуч), руководителя агитколлектива при парторганизации треста «Кемеровоуголь» Трофима Степановича Изотова (1897 г.р., образование 5 классов, член партии с 1920 г., начальник отдела кадров треста «Кемеровоуголь»), руководителя агитколлектива при парторганизации шахты «Пионер» Михаила Ивановича Малаховского (1888 г.р., украинец, член партии с 1920 г., начальник транспорта шахты «Пионер»). 2791

На этом «номенклатурные» и прочие утверждения закончились. Перешли к другим вопросам: утвердили состав бригады по разработке местных материалов об истории развития рудника (председатель Кашавцев, члены Шаламов, Копейко, Славинский, Гавриленко); утвердили инструктором райкома Марию Павловну Паршукову (1907 г.р., член ВКП(б) с 1927 г., до этого работала инструктором по кадрам треста «Кемеровоуголь); заслушали доклад начальника спецконторы Счастного и секретаря первичной парторганизации Матырина «О ходе тушения подземных пожаров». 2792

Едва ли не самый серьезный пункт повестки — доклад главного инженера треста «Кемеровоуголь» Стугарева «О ходе реализации приказа № 134 от 20 июня 1939 г. наркома товарища Кагановича». В 1939 году угольную отрасль страны (как, впрочем, и всю промышленность в целом) лихорадило. Выстроили множество недоделанных шахт и спустили, дабы «порядка было больше», невообразимое количество указаний в самые «низы». Повсеместно принуждали организовывать «цикличную работу», постоянно меняли нормы выработки и расценки. Директора шахт чувствовали себя как на пороховой бочке. Ситуацию накаляли местные партийные и прочие органы, которые, мало в чем разбираясь по существу, лишь мешали работе, принимая «благие» резолюции, которые легче было сочинять, чем выполнять. Так, бюро констатировало, что в Кемерове план Кагановича о введении цикличности фактически провалился. Конечно, сказано это было не так прямолинейно, ибо в ходу были более дипломатические формулировки, и вместо слова «провал» использовали нечто вроде: «неудовлетворительный ход реализации приказа о цикличности…», но, думается, словесные фиоритуры мало кого обманывали. Вряд ли грозные предписания и постановления были хотя бы наполовину осуществимы. Впрочем, постановление бюро процитируем полностью:

- Учитывая неудовлетворенный ход реализации приказа о цикличности по шахтам треста, обязать тов. Стугарева: представить в райком ВКП(б) мероприятия о ведении цикличности работы по шахтам к 10 июля 1939 г.

- При получении инструкции о доплате за перевыполнение цикличности рабочим, немедленно спустить по шахтам, а шахтовым комитетам ознакомить рабочих с инструкцией.

- Представить списки в РК ВКП(б) на граждан, подлежащих к выселению согласно приказа для рассмотрения, не позднее 8 июля 1939 г.

- В целях увеличения добычи угля провести собрание с женами рабочих и ИТР по шахтам не позднее 6 июля с вопросом о повышении угледобычи на руднике и ознакомлпения с приказом т. Кагановича. Для проведения собрания раскрепить секретарей РК ВКП(б): тов. Мальгина шахта «Северная», тов. Веселова шахта «Центральная», тов. Акинина шахта «Пионер».

- Обязать управляющих шахт не позднее 7 июля 1939 г. собрать отпускников на шахтах с вопросом о возвращении их из отпуска с целью борьбы за повышение угледобычи.

- Поручить секретарю по кадрам тов. Веселову не позднее 10-го июля провести беседы с рабочими и служащими повцехов на предмет выявления желающих работать в шахте и изъявивших желание немедленно оформить перевод. Одновременно учесть всех коммунистов и комсомольцев, работающих на поверхности, но могущих работать в шахте и командировать их в шахту. 2793

Более всего поразил пункт о гражданах, «подлежащих выселению». Прав был Булгаков, когда писал, что «квартирный вопрос» граждан СССР испортил! Никогда нельзя было пребывать в уверенности, что твою служебную квартиру не уплотнят, а то и вовсе лишат тебя права проживания в ней.

Затем на заседании постановили провести день физкультурника 18 июля 1939 г., для чего создали комиссию в составе Копейко (председатель), Акинин, Клешнин, Плотников, Стугарев и предписали составить план проведения праздника не позднее 10 июля; предоставили очередной отпуск с 1 июля 1939 г. управляющему треста «Кемеровоуголь» Ивонину, возложив функции управляющего на время его отсутствия на главного инженера треста Стугарева; разрешили уход в отпуск политруку спасательного отряда № 17 Мальгину, редактору газеты «За уголь» Вдовину, заведующему отделом пропаганды и агитации РК ВКП(б) Смитровичу и третьему секретарю РК ВКП(б) Акинину, причем последним двум постановили «оказать помощь в курортном лечении»; утвердили план работы райкома на 3-й квартал, и, наконец, отказали в предоставлении очередного отпуска заведующему спецконторой горно-угольного техникума Бессонову, а вместо отпуска предложили ему уйти на работу в шахту. 2794

К протоколу оказалось подшито всего одно постановление — «О ходе тушения подземных пожаров». О том, что уголь под землей в районе Кемерово горел, узнаем еще из документов XVIII века (вспомним знаменитую «Горелую гору» — подробнее см. недавно изданную «Историю Кузбасса» В. И. Шемелева). Поэтому, наверное, с природой не всегда было возможно бороться с помощью приказов наркома Кагановича, предписывающего подземные пожары ликвидировать. О подробностях узнаем из преамбулы постановления: «Приказы наркома топливной промышленности тов. Л. М. Кагановича за № 428 от 13 октября 1938 г. и за № 64 от 22 апреля 1939 г. об окончании тушения подземных пожаров в 1 полугодии 1939 г. не выполнены. Подготовка к списанию пожаров к концу 1 полугодия проходим совершенно неудовлетворительно. Вместо 11 подземных пожаров, согласно приказа наркома Спецконтора готовит к списанию только 3. По 11 пожарам из 40 контрольных скважин полноценные анализы и замеры температуры производятся по 12 скважинам. Бывшим начальником спецконторы Поповым контрольные скважины обсаживались не перфорированными трубами, бурились на небольшом расстоянии от очагов пожаров и за перемычками (скважина № 32, пожар № 10; скважина № 40 пожара № 11, скважины №№ 93 и 73 пожара № 6 и ряд других), фактическая глубина скважин в ряде случаев не соответствовала необходимой глубине (Скважина № 22 пожара № 10, скважина № 38 пожара № 11 и др.). Начальник спецконторы тов. Счастных до сих пор не принял мер для ликвидации этих безобразий. Работа основного цеха — бурового до сих пор не организована. Буровые станки систематически простаивают из-за отсутствия необходимых деталей и инструментов. Оперативное руководство буровыми работами со стороны тов. Счастных и старшего бурмастера недостаточное. В результате частых аварий задерживают нормальное бурение скважин». 2795

Однако, почему не выполнялись приказы Кагановича? Оказывается, причина тривиальна: оборудования нет, а имеющееся находится в изношенном и аварийном состоянии. И выходит, что Каганович, отдавая приказы, не обеспечивал их выполнение поставкой нужной и качественной техники. То есть приказы были заранее невыполнимыми. Но Каганович ошибаться не мог. Поэтому вину переложили, конечно, на местных специалистов: «Заиловочные работы по пожарам № 3, 4, 7, 13, 15 производятся без плана, заиловочными скважинами не обеспечены, в результате чего работа проводится с перебоями. Техническое руководство со стороны Спецконторы Кузбасскомбината Кемеровским отделением осуществлен неудовлетворительно, как правило, вызывают в Прокопьевск с докладом руководителей отделений, задерживая их по 4-5 дней, отрывая от оперативной непосредственной работы отделения. Оборудование и материалы Спецконторы Кузбассугля (нач. тов. Прасс) забрасываются нерегулярно, в недостаточном количестве и некомплектно (высланный буровой станок из-за отсутствия мотора и инструментов простоял с 8 июня до 1 июля 1939 г.). Вместо электроводов выслан ржавый трос, штанги получены гнутые, порванные и без резьбы. Проекты тушения пожара № 1-14 вместо 15 (по решению комиссий Главугля) получен отделением только 3 июля, в связи с чем к тушению пожара не приступлено. Управляющий треста «Кемеровуголь» тов. Ивонин вопросом тушения подземных пожаров не занимался. Производство очистных работ под пожарами № 3-13-15-4-7 вместо декабря месяца 1938 г. закончили в мае месяце, что мешало нормальной работе по тушению пожаров, т.к. пульпа попадала в очистные выработки. Возведение изоляционных перемычек шахтой задержано до июля месяца, пожары № 3-13-15 не изолированы до настоящего времени. Все это повлекло срыв выполнения приказов тов. Л. М. Кагановича за № 428 от 13 октября 1938 г. и № 64 от 22 апреля 1939 г.». 2796

Итак, иные пожары тушились по 6 и более месяцев. Но виноватыми оказались не только трестовские специалисты и неполадки техники. Оказывается, недостатки пожаротушения бюро райкома объясняло еще срывом социалистического соревнования, пьянством парторга и плохим выпуском стенгазеты. Воистину, наверное, некоторым тогда казалось, что стоило на буровой станок приклеить стенгазету и провести около него бурное профсоюзное или партийное собрание — и подземный пожар сам собой ликвидируется.

Из постановления: «Политмассовая работа находится в неудовлетворительном состоянии, беседы среди рабочих и служащих проводятся от случая к случаю. С мая месяца до сего времени никаких бесед с рабочими не проводилось, лишь 27 июня 1939 г. проводился митинг о событиях в МНР, на котором парторг Матырин и член ВКП(б) Черданцев присутствовали в пьяном виде и не дали правильного объяснения вопросов. В день отчетно-выборных собраний профорганов парторг Матырин и член ВКП(б) Черданцев вместо того, чтобы помочь профоргу в подготовке к профсобранию, занялись выпивкой, в результате чего отчетно-выборное собрание было сорвано. Парторг Матырин вместо мобилизации рабочих на поднятие трудовой дисциплины стал на путь защиты пьяниц, дезорганизаторов производства (Волков, Сбоев). Партгруппа не возглавила руководство соцсоревнованием среди рабочих. Критика и самокритика находятся в загоне. Стенгазета выходит только в юбилейные дни. Вопросами контроля производства партгруппа не занималась, а если занималась, то формально, не принимая конкретных решений. В протоколах партсобраний не записывалось выступление товарищей, направленные на улучшение работы Спецконторы». 2797

Не следует ли добавить к возможным причинам пожаров чрезмерное увлечение стахановскими порывами. Если бурят скважину недостаточно глубоко, значит, явно спешат «догнать и перегнать». А когда именно необходима спешка, — народная мудрость давно определила: только при ловле блох…

Любопытно замечание, что в протоколы заносилось отнюдь не все. Критику никогда не любили. В недавнем разговоре с ответсекретарем областной газеты услышали такой «довод»: протоколам партсобраний 1937 и последующих годов верить нельзя, потому что они всегда искажали действительность, и, следовательно, все, что мы писали о событиях 1937 года, — голая неправда. Нельзя не внести уточнение: как следует из только что процитированных строк постановления, в протоколы обычно не заносились только слишком критичные выступления, и, следовательно, события 1937 года, описываемые нами в других книгах, на самом деле выглядели куда более отвратно, чем в наших повествованиях. Так что ответсекретарь уважаемой газеты, скорее всего, в своем желании «обелить» события тех грозных лет, сильно ошибался. Но вернемся к Постановлению. Бюро райкома решило наказать парторга снятием с должности. В провинции такие постановления всегда производили много шума:

- За развал партработы в Спецконторе, разложение трудовой дисциплины в отделении, организацией выпивки в рабочее время с членами партии тов. Черданцевым, защиту пьяниц — дезорганизаторов производства, парторга Матырина с работы снять.

- Поручить заведующему оргинструкторским отделом тов. Лыбзикову обсудить на очередном собрании партгруппы Спецконторы вопрос о непартийном поведении членов партии т.т. Матырина и Черданцева.

- Поручить т. Веселову: а) в трехдневный срок подобрать кандидатуру на работу парторга и произвести выборы, б) в пятидневный срок подобрать двух членов партии для работы в Спецконторе.

- Поручить РК ВЛКСМ тов. Клешнину в пятидневный срок подобрать трех комсомольцев для работы в Спецконторе.

- За отсутствие сигналов Горрайкому о состоянии работ по тушению подземных пожаров, о систематическом срыве заиловочных работ шахтой «Центральной», непринятие мер к быстрейшей ликвидации всех безобразий, мешающих нормальному тушению подземных пожаров, тов. Счастных поставить на вид.

- Указать управляющему трестом тов. Ивонину, что им не было принято своевременно мер, обеспечивающих бесперебойное тушение подземных пожаров.

- Обязать тов. Стугарева принять меры, обеспечивающие бесперебойное тушение подземных пожаров (обеспечение жилплощадью рабочих, необходимыми материалами и оборудованием, обслуживание мехмастерской).

- Обязать тов. Счастных к 10 июля разработать детальный план производства работ по подготовке пожаров к списанию. План представить в РК ВКП(б) не позднее 13 июля 1939 г.

- Довести до сведения Областной комитет ВКП(б) о неудовлетворительном руководстве Спецконторы Кузбассугля, Кемеровским отделением Спецконторы и оказать воздействие.

- Обязать тов. Стугарева к 15 сентября разработать план отработки запасов угля, заперемыченного в пожарных участках.

- Обязать партгруппу Спецконторы на очередном партсобрании наметить мероприятия, обеспечивающие устранение отмеченных недостатков и налаживания массовой работы по организации социалистического соревнования, развития стахановского движения с тем, чтобы обеспечить подъем производственного энтузиазма коллектива Спецконторы на борьбу за выполнение приказов товарища Кагановича о тушении подземных пожаров.

- О выполнении данного решения заслушать т. Счастных 22 августа 1939 г. на бюро Горрайкома. 2798

<< Назад    Далее>>

 Страница 11 из 21

[ 01 ][ 02 ][ 03 ][ 04 ][ 05 ][ 06 ][ 07 ][ 08 ][ 09 ][ 10 ][ 11 ][ 12 ]

[ 13 ][ 14 ][ 15 ][ 16 ][ 17 ][ 18 ][ 19 ][ 20 ][ 21 ]

Примечания

Содержание

Ждем Ваших отзывов.

По оформлению и функционированию сайта

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

               

© 1984- 2004. М. Кушникова, В. Тогулев.

Все права на материалы данного сайта принадлежат авторам. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.

Web-master: Брагин А.В.

септик топас принцип, септик отзывы, автономная канализация топас отзывы
Хостинг от uCoz