Найти: на

 

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

 

БИОБИБЛИОГРАФИЯ МЭРИ КУШНИКОВОЙ

(к 50-летию творческой деятельности)

Анонсы, отклики и рецензии на литературную и общественную деятельность М.Кушниковой, упоминания о ее переводах, редактировании и составлении книг

Страница 1 из 3

1967- 1990

1967

366. Видок – каторжник и полицейский // Простор. – Алма-Ата, 1967. - № 5. – С. 122-123.

Дайджест с франкоязычных источников в авторизованном переводе М. Кушниковой (фамилия переводчика не указ.).

367. Гобер Анри. Как пришел к нам «пекинец» // Простор. – Алма-Ата, 1967. - № 6. – С. 124-125.

Перевод с французского осуществлен М. Кушниковой (фамилия переводчика не указ.).

368. Гобер А. Приключения госпожи тростинки // Простор. – Алма-Ата, 1967. - № 8. – С. 122-126.

Перевод с французского М. Кушниковой (фамилия переводчика не указ.).

369. По следам Шерлока Холмса // Простор. – Алма-Ата, 1967. - № 3. – С. 123-126 (без подписи).

Неподписанный дайджест франкоязычных источников о Шерлоке Холмсе, - в переводе и литературной обработке М. Кушниковой.

1969

370. Праздник цветущей вишни (рубр. «Нравы, обычаи, обряды») // Простор. – Алма-Ата, 1969. - № 5. – С. 126-127.

Дайджест зарубежных источников в авторском переводе и составлении М. Кушниковой (фамилия переводчика не указ.).

1970

371. Гринкевич Н. Остров мира (рубр. «Почтовая карета») // Вечерняя Алма-Ата. – Алма-Ата, 1970. - 4 апреля.

Очерк о Мэри Кушниковой, снабженный ее фотопортретом: «Мы встретились в букинистическом магазине… Разговорились… Так произошло мое знакомство с удивительно симпатичной и дружной семьей Кушниковых – Мэри Моисеевной и Юрием Алексеевичем – людьми редкого обаяния и сердечности, чудесными собеседниками с широким кругозором и многогранностью интересов. Вот «визитные карточки» моих друзей: Мэри Моисеевна – переводчица с двенадцати языков. Сейчас готовится к печати ее первая книга… Юрий Алексеевич – по натуре поэт и мечтатель, по профессии химик, заведует лабораторией молекулярной спектроскопии Института химических наук. Работает над докторской диссертацией. Открою еще один секрет этой семьи – свой дом они называют «Островом мира» (хотя я бы назвал его еще и «Островом сокровищ»)… Двери дома Кушниковых всегда широко и гостеприимно открыты. Здесь каждый – желанный, дорогой гость. Пришедший впервые через несколько минут чувствует себя легко и свободно, как старый добрый знакомый. Редко кто из коллекционеров собирает так тепло, с такой любовью, с такой, я бы сказал, чуткостью и тактом, как Кушниковы… Да, в доме Кушниковых вещи не просто мертвые предметы, нет, они – «дорогие, многоуважаемые», отношение к ним как к одушевленным. Коллекция Кушниковых поражает прежде всего своим разнообразием – фарфор и бронза, веера и трубки, гравюры, старинное стекло и старинная мебель, слоновая кость и керамика… Один из основных разделов коллекции – собрание фарфора. С почти исчерпывающей полнотой представлены образцы русских и иностранных марок – Гарднер и Попов, Николаевский казенный завод, братья Марковы, завод Миклашевского, Веджвуд, Севр, Сакс… Переходим в другую комнату. Словно стая тропических птиц, раскинула на стене свои крылья коллекция вееров Елизаветинских времен – русские, французские и немецкие, японские и китайские. Белоснежные с золотом и многоцветно живописные, с тающими в предутренней дымке морскими залами и с веселыми танцующими парами… Удивительное редкое собрание. Мне кажется, что вера еще хранят тепло державших их рук, то они трепещут, как слетевшийся на огонь шумный рой бабочек, что они живут своей загадочной таинственной жизнью… Каждая вещь живет, дышит, горит, рассказывает одной ей ведомые истории человеческих судеб. Это впечатление еще более усугубляет музыка. Она звучит в доме с утра до позднего вечера. Огромная фонотека… Могучую симфонию Ростовских звонов сменяет хрустальная чистота хоралов, философские оратории Пендерецкого. Любимые композиторы – Стравинский, Рахманинов. Уходя от Кушниковых, мне всегда кажется, что я побывал в нескольких музеях, в нескольких концертных залах, совершил чудесное, увлекательное путешествие в далекую, забытую страну прошлого. Я мысленно, с благодарностью прощаюсь с вещами и ухожу обновленным и обогащенным…».

1971

372. («Врезка» от редакции к статье под рубрикой «Родник слова») // Ленинская смена. – Алма-Ата, 1971. – 3 июля.

В жирно набранном анонсе сказано, что М. Кушникова «много лет посвятила сбору удивительных и любопытных легенд, притч и поверий древнего Востока».

1972

373. (Врезка от редакции к статье «Песни песков») // Ленинская Смена. – Алма-Ата, 1972. – 5 января.

В редакционной врезке, набранной курсивом, сказано, что «Литератор, переводчик Мария Кушникова долгое время занимается исследованием обычаев, быта казахского народа, неутомимо собирает и записывает прекрасные легенды, предания казахской степи», и что готовится к печати ее книга «Тысячелетний акын» (вышла много лет спустя под другим названием).

1974

374. (От редакции) // Комсомолец Кузбасса. – Кемерово, 1974. – 1 января.

Статья М. Кушниковой «История двух портретов» сопровождается врезкой «от редакции», в которой рассказано об авторе, только что приехавшем в Кузбасс из Алма-Аты: «… Этим материалом мы открываем новую рубрику «Загадки и находки». Адресована она коллекционерам, собирателям и хранителям уникальных вещей, людям, увлеченным благородной страстью сберечь и сохранить для современников и потомков редкую находку. Эта рубрика для книголюбов и филателистов, для мастеров и умельцев, для путешественников и туристов – одним словом, для всех, кому есть что рассказать о своем увлечении. Автор публикуемого сегодня материала – Мэри Моисеевна Кушникова. Сказать, что она владеет двенадцатью языками и превосходно знает русскую, французскую, английскую литературу, что она автор… многочисленных статей по различным отраслям знаний, - значит сказать очень мало. Семья Кушниковых, Юрий Алексеевич, кандидат наук, ныне преподаватель Кемеровского государственного университета, - большие знатоки и ценители прекрасного. Тонкому вкусу и обширной эрудиции соответствуют и собранные коллекции различных предметов. Здесь и полотна известных и неизвестных мастеров и предметы мебели XVII века, и изделия первого русского фарфорового завода. Все подлинное, оригинальное. Не будет преувеличением сказать, что квартира Кушниковых – это очень хороший музей, в котором интересно каждому. К тому же хозяева очень радушные. Двери их поистине уникальной в городе квартиры открыты для всех. Разговор о коллекциях Кушниковых, о их последовательной и систематической пропаганде талантливости и своеобразии русских людей, о их любви к русской истории, о их радушии и открытости – это, видимо, особый разговор. А пока – один из рассказов М. М. Кушниковой…». Много позже газета «Кузбасс» стала опровергать практически все, написанное выше. Утверждалось, что Кушникова безнравственная личность, неэрудированная особа, никаких языков иностранных не знает, оплевала историю города Кемерово и вообще – никаких профессиональных способностей у нее нет. Подобные заявления встречаем в редакторствование Бурыма, Трутнева и Кладчихина. Что касается «квартирного музея» Кушниковых, то в ныне опубликованных доносах, отсылавшихся даже в КГБ, в 80-е годы приметные в городе лица требовали присмотреться к деятельности этого «частного музея», непонятно как и на какие средства возникшего. Выдвигалось множество версий. Предполагалось, что Кушникова многие экспонаты украла из Дрогобычского краеведческого музея. Утверждалось также, что она выкрадывала иконы в своих поездках по старинным селам Кузбасса, а также скупала по дешевке предметы антиквариата у евреев, уезжающих за границу.

1975

375. «Добрыми и теплыми руками» (рубр. «Кузбассу» отвечают) // Кузбасс. – Кемерово, 1975. – 23 ноября.

Отклики на публикацию М. Кушниковой «Добрыми и теплыми руками», подписанные секретарем Анжеро-Судженского горкома КПСС А. Мальцевым и заместителем заведующего облоно А. Ежовым. Виновных наказали и предписали педагогическим учреждениям «руководствоваться в работе постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР». Сообщено было также, что статью Кушниковой «обсудили во всех коллективах педагогических училищ области».

376. Чистяков Н. (Комментарий к статье М. Кушниковой «Добрыми и теплыми руками») // Кузбасс. – Кемерово, 1975. – 9 октября.

Н.Чистяков, заведующий кафедрой педагогики и психологии Кемеровского госуниверситета, соглашается с позицией, изложенной в упомянутой статье М. Кушниковой о прорехах в «коллективном воспитании», и т. н. «стулах позора», дружной травле провинившихся с отдельных учебных заведениях Кузбасса.

377. Это трудное семейное счастье (рубр. «Что уменя на душе?») // Комсомолец Кузбасса. – Кемерово, 1975. – 7 октября (без подписи).

В анонимной статье цитируется некое письмо «кемеровчанки М. Юрьевой» на темы семейной морали. М. Юрьева – псевдоним М. Кушниковой. Редакция газеты, испытывая недостаток читательского резонанса на публикации ее сотрудников, иногда намеренно инициировала «письмопоток», организуя отклики, написанные своими внештатными корреспондентами. Письмо М. Юрьевой, сиречь М. Кушниковой, касалось одной семейной «истории болезни», в которую ей пришлось однажды вникнуть как человеку многоопытному и умудренному жизнью, в ответ на просьбы помочь советом.

1976

378. Богуславская И. Народное искусство или ширпотреб? // Декоративное искусство СССР. – М., 1976. - № 6. – С. 21.

Искусствовед Ирина Богуславская в оценке народных промыслов и неудачных попыток превратить ремесло в ширпотреб стоит на тех же позициях, что и М. Кушникова в серии статей, посвященных кузбасскому сувениру и местным традициям в искусстве. И. Богуславская цитирует статью М. Кушниковой, помещенную в газете «Кузбасс» еще 8 января 1976 г.: «Юрга. Леспромхоз. Директор И. М. Дюкарев рассказывает:

- Три года назад был организован цех для выпуска хоккейных клюшек. А отходов – потонешь в них. Что с отходами делать? И решили сувениры из них выпускать. Управление лесного хозяйства выстроило помещение, художников нашли. Заготовили они матрицы для шелкографии. И пошли гулять по стране и за ее пределами юргинские «Аленушки» вкупе с юргинскими «Иванушками».

- Хотите народную роспись на матрицы переложить? – спрашиваю.

- А как же, оно быстрее, производительнее.

Отход-то давит! – И. М. Дюкарев поясняет, что один кубометр пиломатериала березы стоит 40 рублей, а «в виде сувенира» – 1600 рублей. Это же понимать надо! База Росгалантереи может сейчас закупить 250-300 тысяч досточек, а юргинцы готовы их сделать хоть 500 тысяч…

И я с грустью подумала, что при энергии и размахе И. М. Дюкарева в самое непродолжительное время выйдут новые и новые партии этих досточек, ничего общего не имеющих ни с произведениями народного творчества, ни с тем, что мы называем сувениром».

Поддержка, оказанная М. Кушниковой журналом «Декоративное искусство», в Кузбассе через год-полтора вызвала всплеск негативных эмоций: выступая против ширпотреба в искусстве, М. Кушникова восстанавливала против себя тех, чьи предприятия от ширпотреба получили ощутимую выгоду, что и нашло отражение в одной из газетных статей Э. Суворовой за 1978 г. (см. ниже).

379. Ерюжева Л. Учить понимать красоту // Кузбасс. – Кемерово, 1976. - 13 февраля.

Отклик на серию статей М. Кушниковой, посвященных кузбасскому сувениру. Л. Ерюжева – кемеровчанка. Она пишет: «Я работаю закройщицей и знаю, как важно понимание красоты даже в таком простом деле, как выбор фасона платья. Очень нужна людям красота и умение видеть ее. А этому нужно учить, и это обязанность тех, кто занимается искусством. Часто ли художники и искусствоведы в школах показываются, с детьми беседуют? Много ли, например, с нами, «одежниками», общаются? Если придешь в картинную галерею не с экскурсией, а вдвоем или втроем, так никто и не побеседует с тобой, и уходишь, возможно, не обратив внимания на главное. Уважаемая редакция, чаще печатайте заметки о кузбасских народных мастерах, рассказывайте об их работах».

380. Заложных Б. Художник и мастер // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 13 февраля.

Отклик на статьи М. Кушниковой о проблемах народных промыслов в Кузбассе. Б. Заложных – художник. Он сообщает: «Мне хочется высказать ряд соображений по проблеме «художник и народный мастер». Художник – профессионал не может навязывать народному мастеру свой образец для слепого исполнения, а должен дать ему «информацию к размышлению». Нужно, чтобы, увидев образец художника, народный мастер вложил свой характер, свою душу и свое восприятие в полученную идею. Сувенирным цехам нужны планы, которые бы не убивали мастерство. И нужно соблюдение эталона, а не рабское подчинение стандарту. И тем более неприемлемы работы по трафарету, даже на потоке. Пусть поток идет за счет мастерства…».

381. Инякин А. Любовно выхаживать росток // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 19 февраля.

Отклик на серию статей М. Кушниковой под общим названием «Ветвь дерева», посвященных кузбасским промыслам и ремеслам. А. Инякин – заведующий сектором проектно-конструкторского бюро управления местной промышленности – пишет: «В публикациях «Ветвь от дерева» с радостью было сообщено, что на древе народного искусства появился и наш, кузбасский росток. Росток-то появился, но важно теперь позаботиться, чтобы он вырос без искажений и искривлений. Возьмем, например, промышленновскую роспись. Она утвердилась и имеет полное право на существование. Но как бы ни был красив кленовый лист, для маленького предмета он (ложки, уточки) слишком крупен. Как ни декоративна кедровая шишка, для росписи она все же слишком «деревянна». Здесь нужен цветок. И разве в Сибири нет цветов с резным, кружевным листом? Значит, нужен более серьезный отбор рисунков на художественном совете. Значит, нужна помощь не просто художников, а знатоков Сибири – этнографов. Если взять ранние годы существования нашего края, то можно вспомнить, что народные мастера и мастерицы изготовляли поистине волшебные изделия - кружева, которые плелись на коклюшках, вязались крючком. Крестьянские избы украшались резьбой. Дверки к обыкновенным печам делались с такими красивыми рельефными отливками – изображениями животных, что сейчас по их образцам можно было бы изготовить настенные литые панно. Исчезли оригинальные сибирские варежки из подкрашенной шерсти, пимы с рисунком, яловые «обутки». Как многое хотелось бы видеть восстановленным. В Кузбассе есть мрамор, но совершенно нет камнерезного дела…».

382. Кривошеева Е. История вещей – история культуры // Кузбасс. – 1976. – 13 февраля.

Отклик доцента кемеровского госуниверситета на статьи М. Кушниковой «Ветвь от древа», посвященные проблемам кузбасского сувенира и народных промыслов: «… Хотелось бы коснуться вот какой стороны деятельности народных промыслов – вещи, сделанные мастерами-умельцами, все больше приобретают утилитарное значение. И достоинство их в том, что в вещь, повседневно используемую, приходит элемент искусства. Есть еще одна сфера, где народное творчество прочно сохраняет свои позиции, - одежда. Как бережно сохраняются традиции в одежде у народов Средней Азии, на Украине. Я не за то, чтобы люди надевали на себя костюмы прошлого – не все из них удобны и практичны в нашей современной жизни, но разве отдельные части одежды в виде памятных, нарядных предметов не могут стать своеобразными сувенирами? Сейчас заметна тяга к украшению одежды национальными орнаментами, вышивкой, вязкой. Вот тут и вспомнить бы, что у проживающих на территории Кузбасса народов есть свои неповторимые орнаменты. Известно, какое значение придается сейчас памятникам старины, их сохранности. Народные промыслы – это тоже наша история, история не только вещей, но и история мыслей, дум народа, его вековой культуры…».

383. Ларина А. Сколько стоит мастерство (рубр. «Вызвало отклик») // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 14 января.

Отклик старшего продавца художественного салона (г. Кемерово) на серию статей М. Кушниковой о кузбасском сувенире: «… Сувенир – это не просто безделушка, которой украшают свою квартиру, и не просто подарок, который покупают по дороге, спеша на день рождения. Сувенир вводит человек в свой дом как друга, и дарит близким людям на долгую и добрую память…».

384. Плотникова В. Вложи частицу души // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 13 февраля.

Учительница школы рабочей молодежи В. Плотникова откликнулась на серию статей М. Кушниковой под общим заглавием «Ветвь от дерева»: «Статьи «Ветвь от дерева» затрагивают важный вопрос. Из поколения в поколение надо воспитывать не только навыки мастерства, но и эстетическое восприятие у людей. Если мы требуем высокой квалификации от мастеров, делающих сувениры, то вдвойне мы обязаны потребовать ее от тех, кто причастен к воспитанию эстетических вкусов у трудящихся. Некрасивые рекламные щиты, непривлекательные магазинные витрины и фасады домов, монотонные и шаблонные рассказы искусствоведов в некоторых передачах, посвященных художникам, не виноваты ли также в том. что еще пользуются спросом юргинские «Автоматчицы» и кемеровские «Купальщицы»?…».

385. Развивать творчество: Читатель продолжает разговор о кузбасском сувенире // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 19 февраля.

Редакция газеты «Кузбасс» сообщает, что на материалы М. Кушниковой, посвященные кузбасскому народному творчеству и промыслам, приходят отклики, причем «в письмах читатели высказывают интересные предложения: что необходимо сделать для улучшения работы сувенирных цехов и художественных промыслов». В редакторской ремарке, набранной жирным и литерами, сказано также, что в серии очерков М. Кушниковой «затрагивался широкий круг вопросов – об эстетическом воспитании трудящихся, о формировании вкусов, о необходимости беречь и развивать дальше народные традиции».

386. Развивать традиции народных мастеров: Читатель продолжает разговор о кузбасском сувенире // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 13 февраля.

Редакция «Кузбасса» жирной врезкой отметила, что серия очерков М. Кушниковой о народных промыслах Кузбасса и местных сувенирах вызвала поток читательских откликов: «Публикация «Писем о кузбасском сувенире» вызвала отклики читателей. Люди разных профессий озабочены тем, что на прилавках магазинов появляется много малохудожественных изделий. Многие обеспокоены тем, что утрачиваются, не находят дальнейшего развития в деятельности сувенирных цехов, имеющихся на предприятиях Кузбасса, традиции народного творчества. В своих письмах читатели размышляют, высказывают советы, спорят по каким-то деталям, но почти все сходятся на мысли, что зарождающиеся в Кузбассе художественные народные промыслы должны развиваться дальше…».

387. Силина В. Дешево – не всегда мило // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 13 февраля.

Отклик на статьи М. Кушниковой о кузбасских сувенирах: «Я заведую отделом сувениров в магазине № 2 горпромторга. Магазин наш находится на бойком месте – напротив железнодорожного вокзала. Уезжая из города, люди хотят увезти память о Кузбассе, заходят в магазин и непременно в наш отдел. Вот тут-то мы и можем сослужить хорошую службу гостю города. Но не всегда удается удовлетворить его запросы. Сейчас многие спрашивают расписные деревянные ложки, а когда узнают, что они местного, кузбасского производства, - берут с собой охотой. Но не имеем мы их в достатке. Еще бы хотелось попросить промышленновцев выпускать расписные стопочки и фужеры в наборе по 6 шт. и по 12 шт. Трудно нам бывает подобрать одинаковый рисунок, а мастеру не тяжело расписывать специально набор. А кузедеевских мастеров я хочу попросить, наряду с их симпатичными мишками, вырезать из дерева сибирских птиц. Из центральных областей мы получаем вырезанного из дерева орла. Знали бы, как он покупается, хотя и стоит дороговато. А вот клубничек из пенопласта черновицкого производства нам не нужно, хотя и дешево они стоят. Радует меня, что люди все больше начинают ценить труд мастеров».

388. Тупикина А. Не везти же в Тулу самовар // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 19 февраля.

Отклик заведующей отделом «Все для шитья и вязания» центрального универмага г.Кемерово А. Тупикиной на серию очерков М. Кушниковой о народных промыслах и сувенирах Кузбасса: «… Покупатели поняли преимущества художественного изделия. К отделкам, так называемой фурнитуре, теперь особое отношение. Отделка платья должна быть высокохудожественна, быть украшением и идти в ногу с модой. Нужны отделочные наборы – пряжки для поясов и пуговицы в комплекте. Или женские запонки и пряжки для широкого пояса. Мы можем, конечно, заказывать такую фурнитуру в других городах. Но зачем же в Тулу свой самовар везти? Все эти вещи можно выпускать и в сувенирном цехе мебельной фабрики г. Кемерово. Ведь делал же этот цех крупные круглые бусы, которые были в моде, и их хорошо брали. Мог бы сувенирный цех выпускать подобные партии, «гарнитурные» – 6 пуговиц больших и 6 мелких для пальто? Или 6 плательных пуговиц и пряжку к поясу? Очевидно, имели бы успех также наборы палехской работы – запонки и пряжка для пояса. Можно сувенирному цеху проконсультироваться с Домом моделей. Можно и у нас завести книгу спроса, чтобы покупатель записал, что и к какому сроку он бы хотел получить…».

389. Филичев И. Помощь должна быть обоюдной // Кузбасс. – Кемерово, 1976. – 19 февраля.

Отклик кемеровского художника И. Филичева на серию статей М. Кушниковой о народных традициях, промыслах и сувенирах Кузнецкого края: «Безусловно, художники-профессионалы не согласятся работать на потоке, по жесткому производственному графику, но они могут дать эталон и осуществлять авторский надзор за его внедрением, выставлять уникальные сувениры-подарки. Помогать сувенирным цехам художники не отказываются, только помощь эта должна быть обоюдо удобной, а главное, плодотворной. Но художники обязаны помогать повышать профессиональный уровень тем, кто работает в сувенирных цехах. Аттестовать молодые кадры, поступающие в эти цехи или отправляемые на учебу от производства, организовывать семинары для работающих в сувенирных цехах – это дело художников…».

390. Шершнева Р. Так делу не поможешь // Кузбасс. - Кемерово, 1976. - 13 февраля.

Отклик жительницы города Юрга на очерки М. Кушниковой о кузбасских промыслах и сувенирах: «Следует ли высмеивать сегодня то, что лишь вчера отмечалось как достижение? Плохо ли, что в 1973 г. в Новосибирске на ярмарке обратили внимание на деревянные миниатюры юргинских мастеров и даже закупили их во Францию в количестве 2 тысяч штук? И естественно, что жители Юрги гордились этим обстоятельством. Зачем же сегодня смеяться над «Аленушками» вкупе с «Иванушками»? Эти «Аленушки» украшают простенок у детской кроватки, оживляют место над письменным столом ученика. Но действительно в магазинах появилось много малохудожественных изделий не только Юргинского производства, и следует серьезно думать о том, как преградить им дорогу к покупателю».

1978

391. Барабанов Ю. Перейти к делам (рубр. «Возвращаясь к напечатанному») // Кузбасс. - Кемерово, 1978. - 8 февраля.

Поминаются публикации М. Кушниковой «Кузнецкие дни Достоевского» и «Отблеск пламенных лет» и затронутые ею темы: «…В прошлом году газета «Кузбасс» опубликовала несколько корреспонденций, в которых выражалась тревога за состояние ряда памятников культуры в Новокузнецке («Кузнецкие дни Достоевского» за 21 августа, … «Отблеск пламенных лет» за 25 сентября и др.). В полученных редакцией откликах - большой интерес к затронутым проблемам, предложениям, как лучше использовать эти памятники… Общественность горячо поддерживает идею, которая выдвигалась в публикациях, - создать в Новокузнецке литературный музей. Пишут преподаватели кафедры литературы Кемеровского института культуры: «Мы, литераторы и искусствоведы, считаем, что на территории Кузбасса должен быть музей великого русского писателя Ф.М. Достоевского, который может стать центром культурной жизни, организующим большую работу по изучению и пропаганде русской классической литературы». Заведующая кафедрой всеобщей истории государственного университета Е. Кривошеева предлагает целую программу его деятельности: «Музей и его экспонаты могли бы внести много ценных сведений в изучение творчества Достоевского. В нем могут быть восстановлены обстановка и окружение того периода - старый Кузнецк с его бытом, нравами. Есть полная возможность придать музею историко-культурное направление. Здесь могли бы быть представлены не только исторические документы, но и произведения писателей той эпохи, литературная жизнь, общественно- политическая жизнь. Очень бы украсил музей отдел сибирской литературы, которая в XIX веке хорошо отражала жизнь края…»…».

392. Кузин Н. Вступая в пору зрелости («Огни Кузбасса» в 1977 году) // Сибирские Огни. - Новосибирск, 1978. - № 10. - С. 182-183.

В обширной рецензии рассказывается о работе кузбасских литераторов в 1977 году. Поминается и М. Кушникова: «…В первой же книжке («Огней Кузбасса», - сост.) опубликована интересная статья М. Кушниковой «Ветвь от дерева», выдвигающая проблемы возрождения на Кузбассе народных художественных промыслов (роспись по дереву, гравировка, художественное ткачество, ковроделие), утвердившихся и получивших заслуженное признание еще в 19-м веке. В статье собран большой фактический материал, основательно подкрепляющий актуальность выдвигаемых автором проблем. Среди наиболее интересных статей года отмечу…(очерк) М. Кушниковой «Это большой малое искусство» (№13) - о кемеровском художнике - графике Николае Кофанове…». Обзор Н. Кузина носит поверхностный характер. Заметно желание упомянуть, хотя бы вскользь, всех и вся в кузбасской литературе, - статья представляет собою скорее не критический обзор, а некую аннотированную библиографическую сводку.

393. Лычагин М. Музею - быть! (рубр. «Читатель продолжает разговор») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1978. - 16 мая.

Отклик на статью М. Кушниковой «Быть или не быть музею Достоевского в Кузнецке?»: «В «Комсомольце Кузбасса» 18 апреля 1978 года были напечатаны полемические заметки «Быть или не быть музею Достоевского в Кузнецке?». «Конечно, быть!» - скажет любой здравомыслящий человек. Творчество Достоевского привлекало и привлекает пристальное внимание не только специалистов - литературоведов, но и почитателей его немеркнущего таланта…. Но нас, читателей, интересуют не только произведения великого мастера, но и все события, все памятные места, связанные с именем Достоевского. Так надо ли размышлять о том, быть или не быть музею Достоевского в Кузнецке? В том самом Кузнецке, где он провел «считанные дни». Но какие дни! Дни, которые отразились в его произведениях отдельными зарисовками и целыми эпизодами… Сейчас домик Достоевского отремонтирован, но еще не реставрирован. Для этой работы нужен специалист. И мы верим, что он приедет в Новокузнецк. Пока мы собираем экспонаты XIX века, характеризующие эпоху, когда творил Достоевский. В середине июня собираемся открыть мемориальную комнату писателя. Личных вещей Федора Михайловича в Кузнецке, к сожалению, не обнаружено. Надеемся, что москвичи и ленинградцы поделятся с нами своими сокровищами, предварительный разговор на эту тему с ними уже был. Так что пора сказать раз и навсегда: «Конечно быть музею Достоевского в Кузнецке!»…

394. Суворова Э. Как помочь мастеру (рубр. «Проблемы кузбасского сувенира») // Кузбасс. - Кемерово, 1978. - 16 февраля.

Не называя имени М. Кушниковой, корреспондентка газеты «Кузбасс» Э. Суворова констатирует: на утверждение, что в Юрге выпускают сувениры, лишенные эстетических достоинств, от специалистов Юргинского лесхоза последовал «контраргумент»: именно на сувенирах, аттестованных М. Кушниковой, как нехудожественные, держится практически весь план леспромхоза и они наиболее «сбывабельны». Э. Суворова не высказывает собственного мнения, ограничиваясь лишь констатацией «противоборствующих» позиций. Она пишет: «Два года назад, когда газета вела дискуссию о проблемах кузбасского сувенира, в одном из опубликованных материалов содержалась критика в адрес Юргинского лесхоза, выпускавшего антихудожественные сувенирные панно. На ту критику в Юргинском лесхозе обиделись: нам торговля эти панно заказывает сотнями тысяч штук, а вы их критикуете. В справке, подготовленной к круглому столу, говорится: «Предприятия управления лесного хозяйства не выполнили план по выпуску сувениров (76,9 процента) из-за снижения спроса на сувенирные панно, выпускаемые Юргинским лесхозом»…». Упомянутая статья Э. Суворовой содержала изложение прений на «круглом столе», специально посвященном проблемам народного творчества. М. Кушникова на этот «круглый стол» приглашена не была, равно и на аналогичный «круглый стол», прошедший двумя годами ранее (когда она оказалась там по чистой случайности), хотя подавляющее число газетных и теле материалов тех лет, посвященных указанной проблеме, было связано именно с ее литературной и творческой деятельностью. То же самое происходило и на партсобраниях означенной газеты: Кушникова критиковалась на них не будучи об этом никак осведомлена, и узнавала о претензиях, предъявленных ей ее коллегами - журналистами, только много лет спустя, изучая архивный фонд указанной газеты и протоколы ее партсобраний.

1979

395. Светланова З.И… сгорел Народный дом (рубр. «Возвращаясь к напечатанному») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1979. - 13 ноября.

Старинный памятник истории и архитектуры, новокузнецкий Народный дом, был подожжен и сгорел. В публикации З. Светлановой упоминается неподписанная статья М. Кушниковой «На макете и в жизни» (Комсомолец Кузбасса. - 1979. - 29 мая), в которой «звучала глубокая тревога за судьбу Народного дома». Название статьи Кушниковой не фигурирует, отражена только ее дата и тема. Публикация лишний раз подтверждает правоту Кушниковой, - она предвидела драматические финалы для памятников старины, которые в Кузбассе лихо сносились с благословения начальства. Дабы не утруждать себя реставрацией - их проще было «втихую» уничтожать под предлогом ветхости. Кушникова не сомневалась в том, что поджог многонеудобного Народного дома, о необходимости реставрации коего много писалось в ту пору, был санкционирован властями, обозленными серией ее выступлений в печати.

1980

396. Глебова Л. «Огни Кузбасса» №2 (рубр. «Издано в Кемерове») // Кузбасс - 1980. - 13 июня.

Анонсируется выпуск второго номера «Огней Кузбасса» со статьей М. Кушниковой «Счастливые и грозные дни Достоевского» (статья перечислена в ряде других).

1981

397. Сухацкий В. Это нужно нам (рубр. «Возвращаясь к напечатанному») // Комсомолец Кузбасса». - Кемерово, 1981. - 28 апреля.

Цитирование дневника известнейшего художника И.Е. Селиванова (ныне хранится в личном архиве М. Кушниковой).

1983

398. Алешина А. Литературная карта Кузбасса(рубр. «Это нашей истории строки») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1983. - 17 февраля.

Рецензия на плакат «Литературная карта Кузбасса», составленный М. Кушниковой и изданный обществом охраны памятников истории и культуры: «… На одной половине серебристо - серого листа изображена карта нашей области. На ней обозначены города и села, в которых побывал тот или иной литератор, изображен памятник, связанный с его именем. На другой половине - девять портретов: А.Н. Радищева, Ф.М. Достоевского, Н.И. Наумова, В.В. Берви-Флеровского, А.П. Чехова, Н.Г. Гарин-Михайловского, В.Ф. Булгакова, В.В. Маяковского, И.Г. Эринбурга с коротенькими справочками под ними, разъясняющими, каким образом имя писателя связано с нашим краем, страницы каких его произведений посвящены Кузбассу. В нижней части листа несколько фотографий. Среди них на себя обращает внимание фотография старинного каменного здания в поселке Итат, относящегося ко второй половине XYIII века. Можно предполагать, что, проезжая по территории Кемеровской области в ссылку в 1791 году и возвращаясь из ссылки в 1797 году, Александр Николаевич Радищев, останавливавшийся в Старом Тяжине, Итате и других селах области, видел это массивное здание, предназначавшееся, по-видимому, для торговых целей, и даже, возможно, заходил в него. На другой фотографии - водонапорная башня на станции Тутальская, построенная по проекту Н.Г. Гарина - Михайловского. Воспроизводится также рисунок Одигитриевскогой церкви, в которой в 1857 году Ф.М. Достоевский сочетался браком с М.Д. Исаевой. Большой интерес представляет фотография Л.Н. Толстого, разбирающего почту со своим секретарем В. Булгаковым. Сын смотрителя Кузнецкого уездного училища, писатель Валентин Федорович Булгаков был в 1910-1911 годах последним секретарем Л.Н. Толстого. Он автор «Писем о Кузнецке», которые посылал кузнецким друзьям в 1953 - 1961 годах. Плакат «Литературная карта Кузбасса» - хорошее пособие для школьного учителя, студента, книголюба, интересующегося историей родного края.…Вот только купить его невозможно - ни один экземпляр из двухтысячного тиража не поступил в продажу…».

399. Васин Б. Быт или бытие? // Комсомолец Кузбасса - Кемерово, 1983. - 6 сентября.

Из отклика аппаратчика химического агрегата Б. Васина на цикл телепередач «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова): «…Вот в одной из телепередач Кемеровской студии телевидения (цикл «Совесть») аппаратчик коксохимического завода говорит: «Пока быт определяет сознание»… Довелось однажды слышать такую шутку: «Неразвитое сознание некоторых определяет бытие большинства»… Ведь и в самом деле - появляется во дворе два, три хулигана, и соответственно меняется бытие жителей.… Именно об этом - о сознании и не сознании и шла речь в передаче, на которую хотелось бы обратить внимание: «Совесть»… Ведущим и автором передачи Мэри Моисеевной Кушниковой были произнесены слова, которые являются ключом ко всему, что говорилось и происходило на экране: «Если в результате недобросовестного отношения к работе получаются бракованные башмаки, то мы можем их не купить, но если на рабочем месте такого предприятия, как объединение «Азот» или коксохимический завод, получается брак, который загрязняет воздух, - у нас выбора нет: мы дышим тем воздухом, какой есть!» Таким образом, понятие сознательности обостряется до понятия «совесть»… Надо отметить (и именно этот факт побудил взяться за перо), что основное достоинство вышедшей в эфир передачи состояло в том, что в ней откровенно повелся разговор о проблемах, которые волнуют всех жителей Кемерова, причем, разговор не благодушный, а острый в самом больном ракурсе, через призму рабочей человеческой совести.… А разговор получился интересный, пусть несколько затянутый, но деловой и конкретный… Порою остро обозначить проблему - уже много…».

400. Лобанова М. Гражданский урок (рубр. «У голубого экрана») // Кузбасс. - Кемерово, 1983. - 3 апреля.

Рецензия журналистки М. Лобановой на телепередачу цикла «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова, режиссер Н. Ставцев): «…Наша совесть… Совесть - от совета, разговора с самим собой, со своими принципами и понятиями о дурном и хорошем. Безудержный циник, махинатор, жулик начали нам навязывать свои представления о ценности жизни. А мы засмущались и вот уже размышляем вроде Гамлета: блат или не блат - брать или не брать… сапоги из-под прилавка и так далее по восходящей, а вернее, по моральной нисходящей.…Тут я должна сказать о том, что участникам помогало думать, а авторам (журналист М. Кушникова, режиссер Н. Ставцев) замесить «тесто» передачи. Литература, новый рассказ В. Куропатова «Сидоркины тезисы» (повод для телепередачи, - сост.)… Рассказ В. Куропатова - о совестливости человека. Есть там один щемящий прямо-таки момент… Людей, собравшихся перед телекамерой, беспокоит, что совестливость обесценивается. Но они не философы, поэтому говорят о конкретных поступках. А вот как эту совестливость защищать.… Но тут в передаче происходит какой-то сбой, и некоторое время она топчется на месте, пока журналист не выходит на финиш, на итог встречи: какой у кого главный жизненный тезис? Наверное, этот вопрос был слишком «в упор», чтобы ожидать на него ответа. Ведь люди по существу уже высказались и, наверное, публицистическое обобщение - дело журналиста… Передача, мне кажется, обнаружила, что у людей есть потребность в неформальном собеседовании, чтобы в общении друг с другом укрепиться душою в дорогих им убеждениях.… Такая тема и такое общение допускают большее участие журналиста как собеседника: не стоит пугаться присутствия его в кадре…».

401. Лобанова М. Окно в мир души (рубр. «У голубого экрана») // Кузбасс - Кемерово, 1983. - 8 декабря.

Рецензия на цикл телепередач «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова): «…Авторы пробуют говорить со своим собеседником - телезрителем не о металле, не о хлебе, не о планах, как таковых, а о том, что одновременно составляет ценность человеческой жизни и личности… - о нравственной позиции человека.… Наше отношение к вечным нравственным ценностям - так можно определить тему этих передач… Автор и ведущая М. Кушникова понимает глубину проблемы. Именно это придает убедительность ее диалогу с собеседниками. Чего, как мне кажется, этой передачи не достает, так это простоты (не упрощенности!) и, по высокому счету, публицистического обобщения. Это в какой-то степени зависит от авторской манеры выражать мысль (несколько многословно) и в большей - от одного профессионального просчета (или, может быть, сознательной установки). Мне, зрителю, хочется увидеть узловые моменты диалога, его смысловые ходы, но уже освещенные авторским видением, авторской оценкой. Словом, нужен публицистический комментарий… Автору уже дают хоть и обработанную уже, но все-таки беседу. Передача затягивается. «Человек и память» шла два вечера. И если первая часть, историческая, была энергична и насыщена, то вторая довольно расплывчата, неоправданно ушла в выяснение туманных подробностей, кто и как должен восстанавливать здание. Сам вопрос этот законный и обязательно должен быть в передаче, но, думается, не нужно зрителю показывать всю картину долгого выяснения этого обстоятельства. Видимо, требовалось столкновение полярных позиций и энергичный, четкий комментарий…».

402. Лобанова М. Плюс личная позиция (рубр. «Человек и природа») // Кузбасс. - Кемерово, 1983. - 21 сентября.

Упоминается цикл телепередач «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова): «…И все же вот цифра: треть сверхнормативных выбросов (газа в атмосферу города Кемерова, - сост.)… зависит от самих рабочих химиков и энергетиков.… Недавно вместе со студией телевидения мы проводили встречу с аппаратчиками коксохимического завода (это вторая передача цикла «Совесть» прошла недавно). Как раз об этих 30 процентах выбросов двадцать человек почти три часа спорили, забыв о юпитерах…».

403. Митякин Г. Юбиляр в вашем доме (рубр. «Телевидению Кузбасса - 25 лет») // Кузбасс. - Кемерово, 1983. - 22 апреля.

В юбилейной статье зам. председателя комитета по телевидению и радиовещанию Кемеровской области Г. Митякина поминаются телевизионные циклы «Совесть» и «Напишут наши имена», автором и ведущей которых была М. Кушникова: «… Эта способность телевидения к установлению непосредственной обратной связи со зрителями - способность влиять, в конечном счете, на формирование активной жизненной позиции - является определяющим принципом современной телевизионной публицистики. Мы стремимся реализовать его в таких циклах, как «Наша почта», «Совесть»… В этих циклах идет откровенный разговор… Телевидение играет огромную роль в движении за превращение Сибири в край высокой культуры. Проблема эта комплексная, многоплановая. Она начинается с познания того, что было прежде, до тебя, стремлением стать деятельным участником культурного процесса. Эти идеи питают циклы «Напишут наши имена», «Рассказы о Кузбассе»…».

404. Наш общий праздник // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1983. - 5 мая.

Газетная передовица, посвященная Дню печати. В длинном ряду внештатных корреспондентов газеты поминается М. Кушникова.

405. Откидач В.А. Художники Кузбасса. - Л.: Художник РСФСР, 1983. -С.8-12.

Известный кузбасский искусствовед Валентина Андреевна Откидач ссылается в своей работе на публикации М. Кушниковой. Приводятся отдельные цитаты из статей М. Кушниковой, касающиеся художественных экспонатов Гурьевского краеведческого музея, новокузнецкого городского краеведческого музея и других музеев Кузбасса. Телеутская роспись по дереву, шорские и телеутские украшения, прикладное искусство малых народов Кузбасса, знаменитый крест изографа Лосева, художественное литье Гурьевского завода, вышивки и кружева старинного изготовления - эти темы, затронутые в публикациях М. Кушниковой, привлекают внимание В. Откидач, которая использует библиографические материалы корректно, с точными ссылками на источник и надлежащим закавычиванием текста.

406. Рудин В. Так что же нам показали? // Кузбасс. - Кемерово, 1983. - 2 ноября.

Возмущенный отклик на передачу Юрия Сенкевича из цикла «Клуб кинопутешествий», во многом построенную на материалах М. Кушниковой. В отклике утверждается, что Кушникова чуть ли не авантюристка и не имеет достаточного образования и профессионализма, чтобы участвовать в передачах такого уровня.

Появление столь крикливой рецензии многих озадачило. С согласия Сенкевича (через режиссера Аду Петрову) передачу показывали неоднократно - как ответ на пасквиль В. Рудина.

В ответ на утверждение Рудина, что Кушникова «не знает никаких иностранных языков», Кушниковой пришлось выкладывать на стол редактору газеты «Кузбасс» Бурыму справки из АН КазССР и о своей работе на стезе переводчика с 12 европейских языков.

Подробнее об этой истории см. в предисловии к первому тому художественной прозы М. Кушниковой («Вкус пепла», 1999г.).

407. Шишватов В. Реставрационный… мираж (рубр. «Край родной») // Кузбасс. - Кемерово, 1983. - 13 мая.

Как сообщала зам. председателя областного отделения Общества охраны памятников истории и культуры Н. Новосадова в письме, направленном в Комитет государственной безопасности, статья Шишватова построена «на сфабрикованных материалах М. Кушниковой», и областной Совет ВООПИК «написал редактору т. Бурыму Н.А. протест, так как данная статья написана на искаженном материале, на перетасовке фактов, что подрывает авторитет общественной организации, тем более идеологической». Статья Шишватова касалась удручающего состояния местных памятников истории и архитектуры и вызвала благожелательные отклики читателей, опубликованные газетой 25 июня 1983 г. в рубрике «Край родной - читатель откликнулся». Особенно благожелательным был отклик писателя В.Ф. Куропатова (о нем Новосадова пишет: «М.М. Кушникова занимается интриганством, подрывом авторитета Общества через людей, имеющих доступ к сфере массовой информации - В. Шишватова и В. Куропатова»).

1984

408. Вишневский Ю. «Дар изумления» (рубр. «Резонанс») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1984. - 10 июля.

Председатель государственного телерадиокомитета Кемеровской области Ю. Вишневский откликнулся на статью преподавателя Кемеровского госуниверситета Е. Кривошеевой, высказавшей претензии и предложения по «эстетическому воспитанию молодежи в передачах Кемеровской студии телевидения». В ответе Ю. Вишневского поминается и цикл телепередач «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова): «Коллегия обратила внимание руководства студии на слабый контроль за исполнением годовых и квартальных планов, что обусловило нерегулярный выход передачи «Совесть»…». Нерегулярность выхода этого телецикла зависела не от М. Кушниковой, а от ответственных лиц, уполномоченных составлять специальные телевизионные графики.

409. Клуб путешественников // Говорит и показывает Москва. - М., 1984. - 11 апреля, - С. 18.

Анонсируется повторный показ передачи «Клуб кинопутешественников», частично построенной на материалах М. Кушниковой (22 апреля, 1-я программа, 15 ч. 30 м.): «По вашим многочисленным просьбам повторяется передача о Кузбассе - его сегодняшнем дне и истории, о природе Кемеровской области. Ведущий - Ю. Сенкевич».

410. Коган Г.Ф. С любовью о крае // Кушникова М. Остались в памяти края. Страницы литературно - краеведческого поиска. - Кемерово: Кн. Изд.-во, 1984. - С. 3-5.

Кандидат филологических наук, бывший директор московского музея - квартиры Ф.М. Достоевского в предисловии к книге М. Кушниковой пишет: «Книга М.М. Кушниковой «Остались в памяти края…» состоит из очерков, в которых увлекательно рассказывается о Кузнецком крае, о его славной истории, о замечательных людях, которые были связаны с этим далеким уголком Сибири… Горячая журналистская увлеченность сочетается в этих очерках со строгой научной достоверностью. Книга эта, воспитательное значение которой неоспоримо, отвечает также и требованиям современной науки… Очерки М.М. Кушниковой убеждают в том, как важно изучение семейных альбомов, писем, фотографий, рассказов очевидцев… Автор справедливо призывает оказывать больше доверия очевидцам, их запискам, дневникам и письмам. И в архивах, и в самой жизни, в общении со старожилами края автором найдены такие достойные внимания поколений материалы, которые позволяют многое объяснить в произведениях классики русской литературы, составляющих ее мировую славу… Большой интерес представляют размышления М.М. Кушниковой об отголосках кузнецких дней Достоевского и М. Д. Исаевой в романе «Преступление и наказание»… Впервые …Кушниковой приводятся такие факты из кузнецкого периода жизни Исаевых, которые, несомненно, были известны Достоевскому, когда он обдумывал образ Мармеладова… Книга Кушниковой будет дорога и тем, кто занимается исследованием жизни и творчества Л.Н. Толстого… Автором очень тонко раскрыта невидимая связь между Кузнецком и Ясной Поляной… Книга написана эмоционально. Даже известные материалы наполнены в ней новым сердечным смыслом…».

411. Логачев Е. Прошлое в настоящем Земли Кузнецкой // Медик Кузбасса. - Кемерово, 1984. - 19 декабря.

Из рецензии профессора Логачева на книгу М. Кушниковой «Остались в памяти края»: «Книга содержит серию очерков, в которых, на основании поисков и исследований автора, рассказывается о выдающихся людях Кузнецкого края, вписавших яркие страницы в историю отечественной культуры, а также о людях, сохранивших для потомков память об этих людях. М.М. Кушникова провела кропотливую работу по изучению личных архивов, многих забытых материалов краеведческих музеев и местных библиотек, связанных с прошлым Земли Кузнецкой… В книге широко использован фольклорный материал… Фольклор - это память народная, самый живой и достоверный свидетель истории… В очерке «Варюхинская переправа» мы глубоко ощущаем историю великого кандального пути Сибири, вымощенного страданиями многих тысяч передовых людей России и в то же время способствовавшего освоению, изучению и развитию этого необъятного края… М.М. Кушникова восстановила ряд неизвестных моментов в жизни Достоевских в Кузнецке и провела анализ значения кузнецкого периода в последующем творчестве великого писателя… Книга М.М. Кушниковой, раскрывающее культурное прошлое Земли Кузнецкой… возбуждает интерес к исторической памяти и к дальнейшим краеведческим поискам. Эта книга расширяет наши познания о замечательных людях прошлого, жизнь которых была связана с будущим, с сегодняшним Кузбассом, а через них - об истории Сибири, о культурном прошлом нашей страны…».

412. Попок В. Современник при свете «Огней Кузбасса»: Литературные заметки // Кузбасс. - Кемерово, 1984. - 2 декабря.

Из рецензии журналиста В. Попка на художественную повесть М. Кушниковой «Место в памяти»: «… «Место в памяти» Мэри Кушниковой - произведение о людях науки, о том, как и чем тернист путь познания… «Место в памяти» Мэри Кушниковой…внешне очень затейливая вещь. Реальное и воображаемое перетасованы здесь, как масти в карточной колоде. Прием, вообще говоря, интересный, и повесть читается с любопытством. Но если говорить о ее основе, если обнажить, расчистить фундамент рассказанной нам истории, то мы найдем очень традиционный литературно не раз опробованный сюжет о двух ученых. Один из них занимается фундаментальными научными поисками, другой - «прикладник». Первый, по мысли автора, талантливый и во всем правый, другой во всем виноватый и бесталантный. Противопоставление простое, даже банальное, и на этой основе возведена прихотливая литературная башенка с оккультными фестонами и оживающими бронзовыми фигурами. Бедность событий завуалирована, затенена прихотливыми историческими параллелями и пышными рассуждениями о том и о сем. Цитирую: «Поэт между явлениями перекидывает хрупкие мостики. Под покровами случайности прощупывает неотвратимости природы. Поэт идет между путями зыбкими - на грани между крахом и ослепительным откровением. Наверное, все это и называется интуицией. Сиречь - талантом». Дело вкуса - принимать или не принимать подобные декларации всерьез, когда речь идет о точных науках, где четкое представление об уже познанном - принцип и основа дальнейшего познания, и, может быть, открытия. Не в этом суть. Просто когда начинаешь прощупывать через риторические «покровы случайности» сюжетные ходы повести, то схватка двух ученых мужей неожиданно предстает какой - то сварой на коммунальной кухне. Противнику положительного героя ставится в вину все, даже то, с точки зрения нормальной логики, не считается пороками: общительность, аккуратность, умение ладить с сотрудниками. Поскольку об их научных идеях нам из повести остается известно совсем немного, остается судить о том и другом, только руководствуясь позицией автора. Она между тем, уязвима хотя бы потому, что недостатки отрицательного персонажа, причем весьма проблематичные, нам предлагают считать достоинствами того человека, на чьей стороне авторские симпатии. Положительный герой повести проявляет себя главным образом тем, что он разбирается в искусстве, внешне приятен и считает себя несправедливо обиженным. Характера как такового нет. Есть символическая фигура. Вернее, две. Что свойственно одной - хорошо. Что имеет другая, автор огульно признает плохим. Ну а рассуждения, таинственные речи с оживающим памятником, язвительные умные речи и книжная романтика - только рюши и оборочки на покрывале, которое прячет бедность сюжета, надуманный конфликт двух, будто бы вырезанных из картона, персонажей».

В таком же духе В. Попок высказывается и о других произведениях кузбасских писателей, причем атакует наиболее даровитую ее часть, представленную прозаиками В. Куропатовым и В. Коньковым. Трудно всерьез воспринимать его мало аргументированные указания на «бедность сюжета», «банальность противопоставлений», «завуалированную бедность событий», «схематичность» деления персонажей на «плохих и хороших» и принижение конфликта до «кухонной свары» уже потому, что автор злой рецензии не имеет и никогда не имел никакого отношения ни к художественной прозе, ни к «научным» сюжетам, которые М. Кушникова черпала из жизни. Прототип «хорошего» ( по язвительной оценке В. Попка) героя в 1984 г. был доведен до инфаркта и скончался, а фактически был убит обстоятельствами кемеровского «академического» климата, как раз в результате тех «свар», которые Попок аттестует не иначе, как кухонными. И, поскольку рецензия Попка увидела свет именно в 1984-м, можно полагать, что нашумевшая история с травлей блистательного ученого, каким являлся Ю.А. Кушников, ему не была неизвестна, так что рецензия В.Б. Попка оказалась некой эпитафией на надгробие. Удивительно, но трагичность реальной жизненной коллизии, положенной в основу одной из лучших повестей М. Кушниковой, извечное (почитаемое Попком неоригинальным) противопоставление добра, прямоты, искренности с подлостью и предательством, равно художественное воплощение конфликта (так называемая «прихотливая литературная башенка») иных не просто впечатляли (и Попок тут не исключение), а кровно задевали и отравляли им жизнь, напоминая о содеянных гнусностях, и они бегали жаловаться на «пасквили» М. Кушниковой, вскрывающие болячки кемеровского институтского бомонда, предъявляя ей те же претензии, что и Попок. Так что его рецензия в указанных обстоятельствах была особенно ко времени, и - к месту.

413. Соколова Н. О чести и совести (рубр. «У голубого экрана») // Кузбасс. - Кемерово, 1984. - 23 октября.

В статье упоминается цикл телепередач «Совесть» (автор и ведущая М. Кушникова): «…Принимаются строгие решения и постановления, обязывающие предприятия резко сократить вредные выбросы… Печать, радио и телевидение, можно сказать, глаз не спускают с этой больной темы, неоднократно возвращаясь к тому, как на деле выполняются важные правительственные решения. Месяц назад вышли в эфир четыре телевизионные передачи из цикла «Совесть». В них вновь шел пристрастный, нелицеприятный разговор журналистов с работниками Кемеровского коксохимического завода (первая встреча состоялась год назад)…».

1985

414. Мальковец Н. Вспоминая легенду (рубр. «Истории строки») // Кузнецкий рабочий. - Новокузнецк, 1985. - 23 августа.

Рассказывается о том, что публикация М. Кушниковой, в которой упоминалась брошюра И.П. Хренова о Кузнецкстрое, изданная еще в 1931 году, подвигла новокузнечан выписать эту книгу для своей городской библиотеки из Кемерова: «… Вам, конечно, знаком рассказ Хренова о Кузнецкстрое и людях Кузнецка» - стихотворение Маяковского о нашем городе. Но знаете ли вы, что есть еще книга И.П. Хренова «От Кузнецкстроя к Кузнецкому металлургическому гиганту», выпущенная ОГИЗом «Московский рабочий в 1931 году, которая рассказывает о легендарной стройке первой пятилетки? До сих пор мы об этой книге только слышали или читали в книге М.М. Кушниковой «Остались в памяти края». Но благодаря услугам межбиблиотечного абонемента из областной библиотеки ее прислали в наш город…».

1986

415. Долматов В. Синий кот на белом снегу: удивительный мастер живет на кузнецкой земле // Советская Россия. - М., 1986. - 16 февраля.

Цитируются дневники известнейшего художника - примитивиста И.Е. Селиванова (ныне находятся в личном архиве М. Кушниковой).

416. Катаева Н. Особен своей красотой // Советская культура. - М., 1986. - 26 июня.

Цитируются дневники знаменитого художника И.Е. Селиванова (ныне находятся в личном архиве М. Кушниковой).

417. Кинельский С. Дом для художника. Очерк // Знамя коммунизма. - Белово, 1986. - 17 июня.

Цитирование дневника знаменитого художника И.Е. Селиванова (ныне находится на хранении в личном архиве М. Кушниковой).

418. Костюковский В. Смотрю на мир открытыми глазами (дневники Ивана Егоровича Селиванова) (рубр. «Читатель - газета») // Советская Россия. - М., 1986. - 1 июля.

Обширное цитирование дневников известнейшего художника И.Е. Селиванова (ныне хранятся в личном архиве М. Кушниковой).

419. Язык деревянных кружев. Плакат / Сост. Г. Глотов, М. Кушникова. - Кемерово: РИО, 1986.

Текст плаката, выпущенного по линии Общества охраны памятников истории и культуры и посвященного деревянной архитектуре Кузбасса, написан М. Кушниковой.

1987

420. Молева Н. Жить настоящим, думая о будущем и выходя из прошлого // Кушникова М. Искры живой памяти. Очерки. - Кемерово: Кн. Изд-во, 1987. - С. 198-202.

Кандидат искусствоведения, член Союза писателей и Союза художников СССР Нина Молева в послесловии к книге М. Кушниковой пишет: «Автор книги искры живой памяти» умеет широко и точно увидеть родной край, найти, казалось бы, неожиданные, а по существу очень характерные черты его прошлого. Под его пером встает нелегкая и вместе с тем духовно насыщенная, по-своему неповторимая жизнь Кузнецкого края, увиденная не только в свои места краеведом, но и одаренным литератором с живым языком, образным мышлением, глубокой внутренней убежденностью».

1988

421. Катаева Н. Иван Селиванов: «Человек обязан любить и уважать свой труд…» (из дневников самодеятельного художника) // Советская Россия. - М., 1988. - 2 октября.

Публикация выдержек из дневников знаменитого художника - примитивиста Ивана Селиванова, которые хранятся в личном архиве М. Кушниковой.

422. Мальковец Н. Книга о таланте (рубр. «Издано в Кемерове») // Кузнецкий рабочий, - Новокузнецк, 1988. - 25 августа.

Рецензия на книгу «Иван Селиванов, живописец», составленную М. Кушниковой из очерков тех, кто Селиванова знал не понаслышке: «… Несколько лет назад в Новокузнецком музее искусств прошла выставка нашего земляка, самобытного художника И. Е. Селиванова. Это была его первая персональная выставка у нас. Но даже познакомившись с его картинами, мы почти ничего не знали о судьбе Селиванова, о том, что за личность перед нами, никто из местных искусствоведов не пытался проследить этапы становления его творчества. И вот, наконец, первая книга, вышедшая в Кемеровском книжном издательстве. Называется она «И. Селиванов, живописец». Это сборник воспоминаний, очерков о прокопьевском мастере - самоучке, строки из его дневников и записей. Составитель сборника - известная кузбасская журналистка М. Кушникова. Ей во многом обязаны кузбассовцы своим открытием Селиванова, так как она автор ряда статей, теле - и радиопередач о нем…».

423. Ольховская Л. Жил - был мастер (рубр. «Экслибрис») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1988. - 28 июля.

Рецензия на книгу «Иван Селиванов, живописец», составленную М. Кушниковой и изданную в 1988 г. Кемеровским книжным издательством: «… Несколько месяцев назад художника не стало. А читаешь очерки, вошедшие в книгу (составитель сборника М.М. Кушникова), и явственно слышишь, что адресованы они живому человеку… Особо личностная и лирическая интонация выделяет очерки кинорежиссера М.С. Литвякова, автора документального фильма «Люди земли Кузнецкой», и журналистки М. Кушниковой. За обстоятельствами биографии Ивана Егоровича угадывают они нечто большее - вечную судьбу художника. И на возникающие вопросы, болезненные, мучительные, тут же, на глазах читателя, ищут ответы… «Что же так долго, - читаем мы у М.М. Кушниковой, - мешало нам отдать должное тому национальному достоянию, каким является … дарование Селиванова?». И эти вопросы - от людей, которые больше десяти лет самоотверженно бились, каждый по-своему и вместе с другими, чтобы приблизить час всенародного признания мастера...».

424. Селиванов И.Е. Считаю святостью трудиться… Из писем и записных книжек… // Иван Селиванов, живописец… Очерки о художнике / Сост. М. Кушникова. - Кемерово, 1988. - С. 107-127.

Публикация осуществлена М. Кушниковой на основе хранящихся в ее архиве писем и дневников художника Ивана Селиванова. Она заканчивается ремаркой М. Кушниковой: «В газетных и журнальных публикациях о художнике широко цитируются записки Селиванова («писанина», как он сам их называет). И на них откликается наша душа. Почему? Прежде, чем готовить к изданию записки Ивана Егоровича Селиванова, очень пристально в них вчитывалась, старалась построить некую схему его нравственной программы, его мировоззрения, вписанности в мироздание. Шли годы труда, одиночества и размышления - о познании мира, о духовности, о месте человека на земле. О том единственном месте, что зовется Родиной. Он пишет картину «Моя Родина, мой дом». Он считает ее лучшей из своих работ: «Родина, тобою величаюсь» - плотные, черным фломастером выведенные, словно высеченные, с натугой ложатся буквы… Прожита долгая жизнь. Осмыслены людские поступки и «планетарная» их значимость: «Мы - люди планеты нашей. Каждый нуждается в каждом. Мы все - работники планеты нашей, зависимые друг от друга. Труд только у нас разнообразный», И.Е. Селиванов рассуждает о смысле жизни, о познании мира, о душевных силах человека, о поисках высшей истины. Для него самого истина в труде: «Считаю святостью трудиться» - эпиграф его жизни. В труде же и совесть, и высшая красота души человеческой. Обо всем этом - безыскусные и мудрые «думы - размышления» Ивана Егоровича Селиванова».

425. Степанова Е. Спасти Митрофанова // Комсомолец Кузбасса. - 1988.- 11 июня.

Из рецензии на повесть М. Кушниковой «Синдром Горячева» (Огни Кузбасса. - 1988. - №2): «У Горячева две жизни - и в науке и в быту. Как возвышен он, когда вспоминает научный симпозиум, каким пафосом дышат его слова о науке…. Но ведь на этом же симпозиуме он впускает в свою высокочтимую науку человека, интеллект которого «на мраморную стелу не потянет». Этот возвышенный человек, не убивая, совершает убийство. На его глазах умирает его жена. Он, взвесив все и «обосновав», не считает возможным даже спасти женщину. В произведении идет еще одна линия. Повествование ведет врач Ирина Спиридоновна, умный, глубокий человек…. Когда - то совсем юной, влюбленной в поэзию, восторженной, она встретила Горячева и полюбила его. Она готова была протянуть ему руку, увести любимого из чуждого ему мира. Он не принял этого дара, рассчитав, что спокойней продолжать прежнюю жизнь. Это обернулось для него трагедией, горьким испытанием… Повесть не проста по структуре, но, может быть, эта сложность органически связана с ее содержанием. Можно лишь высказать упрек автору в излишнем усложнении второстепенных линий повести.… За пределами повести осталась во многом и сама жизнь научного коллектива. Она иногда выступает как обрамление образа того или иного героя. Наверное, мы не вправе требовать от автора подробного изложения повседневной жизни научного учреждения. Но отсутствие его существенно обедняет само восприятие героев повести…». Научная жизнь «коллектива» действительно в повести если и отображена, то - без добра. Потому что в науке будущее всегда было не за коллективами, а за одиночками, индивидуумами. «Коллектив» же, с коего автором списывались реальные жизненные сюжеты - это скопище профанов, способствующих трагическому финалу, к коему неизбежно должен был прийти главный герой повести, убитый обстоятельствами «академического» пятачка.

1989

426. Знаешь ли ты Кузбасс? (Литературно - историческая викторина). Плакат / Сост. М. Кушникова. - Кемерово: РИО, 1989.

Плакат для общеобразовательных школ выпущен под эгидой Кемеровского областного отделения Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры, Главного управления народного образования облисполкома и Кемеровского отделения Советского фонда культуры. В преамбуле поминается М. Кушникова и ее книги: «…Важными помощниками и консультантами в … увлекательном и сложном поиске станут три книги художественных очерков журналиста - краеведа М.М. Кушниковой, изданные Кемеровским книжным издательством: «Остались в памяти края» (1984), «Искры живой памяти» (1987), «На протяжении века» (1989). Они, как искры памяти, воскресят пере вами образы народных мастеров, умельцев, художников, откроют малоизвестные страницы драматических судеб блистательных талантов и трагической гибели иных их них …. Предлагаем провести викторину в течение учебного года…. Как стать победителем? Прежде всего - прочитать в поисковой работе, изучать «биографии» памятников и памятных мест. Активу школьных музеев, поисковым группам небезынтересно будет встретиться с автором книг…».

1990

427. Викторова Т. Открытие (рубр. «Выставки») // Кузнецкий рабочий. - Новокузнецк, 1990. - 7 сентября.

О выставке картин новокузнецкой художницы А.Ф. Фомченко. В статье упоминается портрет М. Кушниковой работы Фомченко, а также парный портрет М.М. Кушниковой и Ю.А. Кушникова (оба портрета приводятся как иллюстрации к статье). Т. Викторова пишет: «… Творческий «багаж» Аллы Федоровны пополнился и картинами, посвященными И.Е. Селиванову. Она же озвучивала и фильм Мэри Моисеевны Кушниковой об этом самобытном художнике (Алла Федоровна прекрасно поет). «Мэри Кушниковой я обязана тем, что она все эти годы морально поддерживала меня, не давала опустить руки, это и ее публикации обо мне, и приглашение принять участие в фильме» - рассказывает Алла Федоровна… Алла Федоровна… вспоминает рассказ Мэри Кушниковой о том, двух палехских мастеров, приехавших в Кузбасс, заставили расписывать дорожные указатели. Иной работы не нашлось. Так и хочется спросить: «Доколе?» До каких пор мы будем разбазаривать самобытное достояние города?…».

428. Катаева Н. Право на самобытность // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Молод. гвардия, 1990. - С. 124 - 171.

Н. Катаева приводит свидетельство М. Кушниковой, «которая более десяти лет со своим мужем, друзьями поддерживала художника» Ивана Селиванова. Н. Катаева: «Они делали все, что могли, реально показывая «обстоятельства жизни таланта»…. Благодаря стараниям Мэри Моисеевны Селивановым заинтересовался собственный корреспондент газеты «Советская Россия» по Кузбассу Владимир Долматов». Н. Катаева приводит обширную выдержку из письма М. Кушниковой, в котором утверждалось, что «замалчивание Селиванова и его тяжкой судьбы в Кузбассе зашло так далеко, что замалчивающим казалось куда проще вообще наглухо забыть о художнике, чем повиниться и наконец признать его, а соответственно улучшить его человеческую жизнь». Н. Катаева пишет также о том, что разделяет мнение М. Кушниковой о сходстве «философии жизни» двух художников: Иеронима Босха и Ивана Селиванова. Против сравнения Селиванова с Пиросмани или с Босхом выступал педагог ЗНУИ Ю. Аксенов, который протестовал против ассоциативного способа мышления в подходе к такой колоритной фигуре, как Селиванов. Незримый спор М. Кушниковой и Н. Катаевой с одной стороны, и Ю.Г. Аксенова - с другой свелся поэтому к общей проблеме о нужности или ненужности ассоциаций в исследовательской и научной работе. М. Кушникова - за ассоциации. Ю. Аксенов - против.

429. Коган Г.В. Вместо послесловия // Кушникова М. Кузнецкие дни Федора Достоевского. - Кемерово: Кн. Изд-во, 1990. - С. 95-97.

Из послесловия кандидата филологических наук, старшего научного сотрудника государственного литературного музея Г.В. Коган к книге М. Кушниковой: «… «Балладой об Исаевой» можно было бы назвать очерк М.М. Кушниковой о кузнецких днях Федора Михайловича Достоевского, о роли Марии Дмитриевны Исаевой в его жизни и творчестве. Автором раскрыто немало нового, предложен свой, весьма убедительный, взгляд на значение этого периода в жизни Достоевского, показано, какое огромное психологическое значение имели вынесенные писателем из Кузнецка впечатления в его дальнейшем творчестве, что нашло отражение в его произведениях, созданных уже далеко от Кузнецка…. Большой интерес представляют наблюдения М.М. Кушниковой над отражением кузнецких дней Достоевского и М.Д. Исаевой в романе «Преступление и наказание»…. Впервые в этом очерке М.М. Кушниковой приводятся такие факты из кузнецкого периода жизни Исаевых, которые, несомненно, были известны Достоевскому, когда он обдумывал образ Мармеладова…. Особенно примечательна часть очерка, где описание и комментарий сложных отношений Достоевского с четой Исаевых приводится на материалах экспозиции Новокузнецкого Дома - музея Ф.М. Достоевского, что убедительно позволяет понять всю значительность «кузнецкого периода» в жизни писателя…. Очерк «Кузнецкие дни Федора Достоевского» помог в новом свете увидеть экспозицию Новокузнецкого музея Достоевского и значимость представленных там работ местных художников».

 

430. Новь старого вокзала (рубр. «Наши ценности») // Кузбасс. - Кемерово, 1990. - 19 декабря (без подписи)

В неподписанной публикации цитируется письмо топкинской жительницы Б. Бурлак, в котором сообщается о намерении реконструировать железнодорожный вокзал в городе Топки, выстроенный в 1916 году и являющийся памятником архитектуры. Редакция обратилась к М. Кушниковой, «как к знатоку истории нашего края» с просьбой прокомментировать планы реконструкции названного памятника. В подглавке «Комментарий редакции» приводится мнение М. Кушниковой: «… Разговор о Топкинском вокзале - особый. Небольшой, по вокзальным меркам, помещение, построенное в 1916 году, выдержано в типичном стиле так называемого «провинциального модерна». Второго такого здания в Топках, конечно, нет - город был деревянным. Сейчас его облик совершенно изменился, сохранившееся каменное здание вокзала - последний «свидетель» прочитанной страницы истории города. Да и в области подобных строений мало: Тайгинский вокзал, построенный по проекту Гарина - Михайловского, несколько домов в исторически сложившемся центре Мариинска, два - три дома в Ижморском и Тисульском районах - вот и все. Даже в Новокузнецке построек именно этого стиля осталось едва ли две - три. Пусть не покажется странным такое пристальное внимание к маленькому Топкинскому вокзалу - экая архитектурная невидаль, «модерн» 1916 года! Когда у человека целы оба глаза, он, естественно, бережет их. Но если, по несчастью, один глаз потерян, то как же дорожат оставшимся! Так и у нас в области. Она, конечно, не уникальна в своем небрежении к памятникам истории и культуры. Еще в самую недавнюю бытность общество охраны памятников, руководствуясь документами, спущенными «сверху», пренебрежительно отмахивалось от печальной судьбы церквей (в списках их стыдливо приходилось именовать «культовыми сооружениями» - так легче воспринималось) и уникального, исторически сложившегося центра Мариинска. В чести были лишь «печурки» - стандартные обелиски, поставленные к 30-летию Великой Отечественной, да немногие памятные знаки, связанные с гражданской войной. Это была пора, когда страницы истории листались по всей стране только с 1917 года, а что касается Кузбасса, и того лучше: чуть ли не с 30-х годов. Вот почему печаль - забота сейчас о каждом уцелевшем здании, возраст которого хотя бы около века…».

431. (От редакции. «Врезка» к статье «Плач золотых звонниц») // Комсомолец Кузбасса. - Кемерово, 1990. - 10 апреля.

В жирно набранной редакционной вставке анонсируются воспоминания М. Кушниковой о ее деятельности на стезе охраны памятников истории и культуры, и особенно - о ее «битвах» за внесение в охранные списки так называемых «культовых сооружений»: «Многие сейчас поднимают голоса в защиту храмов божьих. Как же - теперь можно! Но так и хочется спросить: где же вы раньше были, товарищи - господа? И тем важнее сегодня узнать о мыслях и чувствах тех, кто, несмотря ни на какие запреты многие годы, старался изо всех сил спасти историю и культуру Отечества. Среди них - кузбасский литератор Мэри Кушникова. Она составила уникальный каталог церквей на территории Кузбасса. Как это было? Читайте, думайте…».

432. Селиванов И.Е. Дневниковая запись 29 мая 1982 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… М.: Мол. Гвардия, 1990. - С.107.

Выдержка из дневника И. Селиванова: «… Молодой писатель Сухацкий дочитал блокнот - тетрадь. Свернул и положил на стол. После чтения начал вынимать из большой желтой сумки гостинцы, посланные мне Кушниковыми Мэри Моисеевной и ее мужем Юрием Алексеевичем. Да! Далекого, совершенно чужого и мало знакомого старичка держат в своей душе и сердце, в уме, как своего родного отца или дедушку. В своей жизни у меня такое явление первый и последний раз. Каких только людей на белом свете нет! Да! Большое богатство - эти гостинцы, никогда не забудутся мной, пока живу на белом свете. Мечтаю: если бы были в настоящее время все люди такие, как Кушникова Мэри Моисеевна и ее неотделимый муж Юрий Алексеевич, то не надо было бы вешать замки на амбары и кладовые, как на государственные, так и на частные. Не надо было бы государству содержать ни народных судей, ни милиции. Одним словом, ликвидировалась бы вся внутренняя охрана. Ликвидировались враги народа всех мастей. От мелких до крупных. Как хорошо было бы смотреть на человеческий мир - красив и приличный».

433. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой (без даты) // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 319.

Из письма: «Наша жизнь зависит от маленьких или больших денег. Люди говорят: без денег везде человек худенек. Значит, не имеешь денег, независимо от ума - разума, идешь самым задним. Поэтому всякий человек прокладывает путь к большим деньгам. А эта борьба за деньги всегда связана с эксплуатацией человека человеком. Пока не исчезнут деньги, будут существовать всякого рода неприятности кикимор между людьми. В наше время мало что изменилось, по сравнению с далеким - далеким прошлым. Вывод: с развитием человека и средств производства растет жадность не деньги, на роскошь. Остановить ее невозможно».

434. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой (без даты) // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 319.

Из письма: «Здравствуйте, Мэри Моисеевна и Юрий Алексеевич! Благодарен за вашу созидательность и душевное отношение к моей личности, хотя моя личность стара и неприятна многим другим молодым…. В нашу современность человек обязан развивать умственные способности во всех сферах жизни. Если он не может найти путь к будущей жизни, остается умственным калекой, идет самым задним в человечестве. Идущие по жизни передовые не оглядываются, кто там ползет за ними».

435. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 23 августа 1977 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь…. - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 314 - 315

Из письма: «Здравствуй, товарищ Кушникова Мэри Моисеевна! Благодарен за Вашу посылку и Вашу открытку…Мэри Моисеевна, Вы говорите, что у Вас имеется журнал «Декоративное искусство» № 7, в котором очень хорошо пишут про Ивана Егоровича. Не можете прислать мне его для проработки? В крайнем случае, я возвращу его Вам…. Вы причисляетесь к отделу культуры, у Вас есть хозяин большой…. С Вашим начальником Курочкиным И.Л. разговаривать надо осторожно. Желаю Вам плодотворно работать. До следующей встречи. Я пренебрегаю такими начальниками, которые своим подчиненным врут всякую нелепость».

436. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 11 октября 1977 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 315.

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! Ваше письмо и открытки получены мною 9 октября. За Вашу заботу и отношение Вашей личности к моей чрезмерно благодарен. Много дел у Вас, а дела очень сложны и имеют кровную связь с художественным словом. Я не волнуюсь за выполнение работы Вами: Вы выполняете все хорошо. При проработке Вашего письма увидел, что у Вас кое - какие неполадки, из-за фотографа. Он не проверил фотоаппарат, поэтому фотосъемка вышла на «плохо». Это значит - тормоз всей Вашей работе. Предлагаю выехать ко мне для повторных съемок…».

437. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 17 октября 1977 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 315.

Из письма: «… Я не расстраиваюсь, что кто-то где-то меня ругает, а может, проклинает. За что - почто? Язык лепечет порой безумно и нелепо. Пусть говорят про меня, что угодно. Что заслужил, то и получил. Вы не подумайте, что я считаю себя умным - разумным северным стариком. Нет, я не умный и не разумный. Рожден северной природой-матерью, нахожусь в ряду простых, как сам, людей. Ничем не отличим по фигуре-личности, опрятности, а незнакомый человек может сказать про меня: «Этот старый черт - вор-мазурик»…».

438. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 18 декабря 1977 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 315 -316.

Из письма: «Я не знаю, Мэри Моисеевна, как Вы разбираетесь в моей писанине. Каждый рассматривает другого человека по своему понятию. Что ни голова - так ум. А тактика ума у каждого своя. Это не секрет. Запомните: у людей, совершающих полезный труд, секретов не может быть. Секреты, в частности, разводят такие люди: бандиты, воры, проститутки. Я думаю, у Вас имеется уклон, как у писателей- прозаиков, поэтов - лириков. Вашей писаниной доволен. Если все, написанное мной, будет полезно для вас и других литераторов в рамках областного значения, можете все оставить у себя, а если писанина будет бесполезна, вышлите ее мне обратно. Если одна не разберешься в написанном мною, сходи посоветуйся с идеологом литературы».

439. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 5 апреля 1978 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия , 1990. - С. 316.

Из письма: «Занимался подготовкой к работе над портретом своего учителя. Изучал фотокарточку. Не знаю, что получится, я с карточек не рисовал. А эта блекла, затребовал другую, более четкую. Такое мое занятие впервые, если сделаю «на хорошо», это будет моя удача. О состоянии здоровья: пока еще дрыбаю - брожу, смерть придет - умирать буду. Как Вы, Мэри Моисеевна, живете? Как чувствуете себя? Над чем работаете? До следующей встречи».

440. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 1 января 1979 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 316.

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! Долго я мечтал о Вашем журнале «Огни Кузбасса», в котором ты хотела писать обо мне большую статью. Так и не дождался журнала к октябрю 1978 года. Мои мечты складывались так: статья Ваша вошла в брак. Вот поэтому и не пришел ко мне журнал. 15 августа 1987 года был у меня посланник из Кемерова Грызыхин Виктор Никифорович, который заснимывал меня для журнала. Он мне говорил: «Я скажу редактору, чтобы выслал вам журнал». Так этот журнал и пропал. Ну, что поделаешь: что пропало, того не найдешь. Это не редкость, что человек о человеке не заботится. Многие заботятся только о своих личных интересах…».

441. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 7 марта 1979 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 317.

Из письма: «В какой бы точке земной я бы ни находился, это природа меня обнимет! Стары мои глаза не так уже смотрят. Все помутнело вокруг меня».

442. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 1 апреля 1979 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 317.

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! Получил Ваш журнал «Огни Кузбасса». Хорошо пишете. Даже очень хорошо. Окружающие меня люди восхищаются и не верят в мои такие достижения большие. Я сам ничего не могу ни прибавить, ни убавить. На это я не имею никаких оснований. Да! На все способности нужны, а главное, трудолюбие. Труд есть основа всей жизни человека, все остальное придаточно. Я изделал два портрета для Москвы, там скоро будет выставка. Просят обязательно выслать. Если Вы заинтересованы, возьмите лучшего фотографа по цветной съемке и заснимите, а если нет, то дело Ваше. Посоветуйся с отделом культуры и музейным работником. Они знают, что нужно делать для культуры города. Мое мнение об их работе: лишь бы пень колотить, да день проводить, да жалованье получать побольше. Я Вам посылал тетрадь - писанину. Вы в этой тетради нашли что-нибудь полезное или нет? А может, в мусорный ящик бросила, печку растоплять будешь? Это мечты-думы, а полезна писанина для литературы или нет, я не знаю. Если есть в этом значение, то рано или поздно соберется в какой-то плод».

 

443. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 26 апреля 1979 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 317.

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! С откровенным человеком можно поговорить по - откровенному. Вы спрашиваете, был ли у меня фотокорреспондент из «Шахтерской газеты»? Был 24 апреля 1979 года. Сказал: меня к вам послали кемеровские работники телевидения для заснятия двух работ. Эта работа проделана им, Равиловым Алексеем Савельевичем».

444. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 2 января 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 318 - 319.

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! Отвечаю на ваши письма в силу вашей тревоги сердечной. Приболел я немножко, это с каждым бывает. Вот поэтому и получилось запозданье с ответом. Прошу извинить. Нельзя поехать мне на ваше приглашение…. Хозяйство у меня большое, а сколько добра в моей хате-избе…. В кухне на вешалке рабочая фуфайка висит. Заберутся злодеи-воришки, последнюю фуфайку и ту унесут, а на злобу прокляту избушку сожгут. Все это придумал и собрал в уме: не поеду! Юрию Алексеевичу прошу передать особый привет с пожеланием высокой трудоспособности на общее дело нашего русского народа. Всякие науки собирались из накопления опытов человечеством через многие тысячелетия. Основоположник наук - простой человек, способный мыслить и развивать мозги в излюбленном деле. Всякая наука исходит из практики».

445. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 27 февраля 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 317 - 318

Из письма: «Здравствуй, Мэри Моисеевна! Какие у Вас чувства обстоятельства на настоящее время и будущее?.. Значит, чем вы занимаетесь и будете заниматься? Вы не волнуетесь? На каждое дело, чем бы человек ни занимался, требуется материал для выполнения продукции. Если нет материала, то никакой мастер продукции дать не может для общества. Вывод: мастер должен черпать материал для выполнения продукции в том обществе, в котором он живет. А как черпать?.. Общество богато всем, что необходимо для жизни человека - мастера, но оно распылено и состоит из множества людей. У каждого человека свои мысли и дела. Какой бы мастер ни был, если он не имеет подхода к человеку, то такой мастер материала для выполнения продукции не добудет. И золотой мастер ничего полезного для общества не изделает».

446. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 1 марта 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С.318.

Из письма: «После картины «Мой дом, моя родина», которую вы видели летом 1980 года, я работаю над портретом жены Варюши с фотокарточки, которая снята неважно, неясно. Поэтому сталкиваюсь с затруднениями. Да! Кто с этими затруднениями не сталкивался? Только тот, кто не занят творческим трудом. Над этим портретом придется посидеть еще около двух месяцев. Причем, если будет успех, а то человек может всю жизнь прокорпеть и не сделать работу до самой смерти. Все зависит от таланта мастера. После окончания портрета сообщу: можно будет приехать переснять эти две работы. Разговор этот условно - предварительный. Обстоятельства жизни меняются с каждым днем. Сегодня живем, а завтра свезут на кладбище. Вот такая наша человеческая жизнь. До свидания, до следующей встречи. Передай любимому привет от меня. Прочитай это письмо ему».

447. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 24 марта 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С.281.

Публикация письма И. Селиванова: «Мэри Моисеевна, сходите с этой писаниной / т.е. с дневниками И.Е. Селиванова, - сост./ к главному законодателю города Кемерова, возьмите у него разрешение на прочтение с экрана телевидения. Если законодатель откажет, то будем сидеть у экрана, как пешки - куклы, бездействующие люди. Такое нежелательно, так как это произведение имеет политический смысл. Все руководители печати Кемерова узкомасштабны, их не знают в стране. По важным литературным вопросам к ним обращаться нечего, они не знают закона о выпуске литературы ни по какой линии познания. Думаю, законодатель разрешит нам читать эту писанину с экрана. Опасного и вредного тут ничего нет ни для руководства государства, ни для самого народа в целом. А экран для нас, для народа, построен».

448. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 22 октября 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С.319 - 320.

Из письма: «… Вчера, 21 октября, на вечерней заре был у меня Сухацкий насчет улучшения моего положения. Пробыл, может, с час… Я прошу сломать мою стару избушку, построить нову по той же конструкции с некоторым изменением. Провести водопровод, потому что вода - это пища человека, а ее у нас в поселке нет. Решать вопрос советую не спеша. Работа большая. О результатах сообщишь. До свидания, Мэри Моисеевна. Передай привет своему другу».

449. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 8 ноября 1981 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 320.

Из письма: «Всякие власти на нашей планете - иждивенцы народа. А иждивенцы - это бедные люди. Они не имеют ни копейки. Народ сам решает свою судьбу. Нет денег в народе - страдают и народ, и власти. Откуда помощь ждать? Мэри Моисеевна, эти выдержки прочитай с выражением своему другу - супругу и спроси у него о значении написанного мной. После сообщишь. Всего наилучшего в вашей жизни общей. Жду ответ без преувеличения…».

450. Селиванов И.Е. Письмо к М. Кушниковой от 28 января 1982 г. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 320 - 321.

Из письма: «…Спрашиваете, Мэри Моисеевна, над чем работаю. Летом прибаливал, еле-еле справился с огородными работами. С наступлением холодов рисовать в избе никак нельзя, от пола ноги мерзнут даже в валенках. Спасаюсь на кухне. Но и там приспособиться рисовать невозможно - тесно. В общем, из - за этого ничего не делал ни лето, ни зиму. Дожидаюсь потепления. Хотя бы изделать Петю - петуха. Пока всего хорошего. Наилучших успехов в вашем труде. Привет Юрию Алексеевичу. Прочитай это письмо ему с выражением, а мне пришлешь ответ со всею искренностью и с критическим осмышлением»

451. Селиванов И.Е. Письмо к Н.С. Шкаровской. // Селиванов И.Е., Катаева Н.Г. И была жизнь… - М.: Мол. Гвардия, 1990. - С. 310

В письме поминается М. Кушникова: «… Ваше письмо читала искусствовед из Кемерова Кушникова Мэри Моисеевна. Шкаровская! Вы искусствоведа Кушникову знаете? Она Вас знает. Текст Вашего письма, прочитанного мною, записан на пленку ее помощником. Кушникова приезжала ко мне 22 ноября 1984 года. Они заснимали меня для картины по телевидению. Кто им давал такое распоряжение, это меня не касается, и я не допытываюсь знать. Каждый работник на своей должности отчитывается перед кем - то».

Примечание: жирными литерами выделены сборники и плакаты, составленные М. Кушниковой, а также ее переводы и вышедшие под ее редакцией или в литературной обработке книги.

Далее >>

                        

 1967-1990 ] [ 1991-1997 ] [ 1998-2001 ]

Ждем Ваших отзывов.

По оформлению и функционированию сайта

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

Литературная страничка - Дом Современной Литературы

               

© 1984- 2004. М. Кушникова, В. Тогулев.

Все права на материалы данного сайта принадлежат авторам. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.

Web-master: Брагин А.В.

Хостинг от uCoz