Евгения Вырубова.

Избранное

 

Страница 1 из 3

 

Пора, мой друг, пора!

Быть можно дельным человеком,

Но стоит ли? –

Вот в чем вопрос…

Я не хочу печалить Вас ничем,

Но гений и злодейство –

Две вещи не совместные,

И души Вашей нищей убожество

Растает, как с белых яблонь дым…

Экзерсисы

№1    Когда за окном хронически светло,

          А на полу прохладно и лениво,

          Большой маленький поросёнок

          Задумчиво теребит щетину

№2    Когда за окном станет пёстро и быстро,

         А за плечами останется лет триста,

         И поросята все переведутся,

         Чёрный кот улыбнётся.

№3    Когда за окном застенчиво и неуклюже

         Тихонько протопает по лужам мишка,

         Хвостик завяжет бантиком мышка,

         Чёрный кот улыбнётся.

№4   Когда за окном запоют «семь сорок»,

         Все дети вырастут из пелёнок,

         И точки над Ё расцветут,

         Чёрный кот улыбнётся.

№5   Когда за окном утихнут басы,

         Мы дружно выбросим все часы,

         А пальцы рассмешат царапинки клавиш,

         Чёрный кот улыбнётся.

№6   Когда за окном найдут друг друга улыбки,

         В доме перестанут терзаться скрипки,

         Уютные мысли поселятся в каждом углу,

         Чёрный кот УЛЫБНЁТСЯ.

                             

     Бог дал, но он не разобрал,

Поэтому, проспавшись,

Снова отнял…

 

3 minies

Фонари очень громко болтают за окном

Я с головы до ног

Закутываюсь в тень

И выгрызаю из ночи

            Кусочки тишины

Длинные скалистые хребты

Терзают небо жесткой пятерней

Я растворилась в облаке, а ты

Пошел на мир меня войной

И крепость отчаянно борется

С великим соблазном упасть навсегда

            Но замирает на полпути

Я сберегу пригоршню слов

Из родимой колыбельной

Звуки которой ушли с молотка

И ты

Принес щепотку дров

В костер из гнилостно-сладкого

Прокисшего молока

А я

Не стану мешать огню

            Пока

 

Одни видят в луже отраженье луны,

Другие – чей-то окурок.

Какой бы улицей Вы ни пошли,

Я всегда сверну в переулок.

 
Гостья

Я приютила у себя

Бездомную судьбу,

Она искала не меня,

Но потеряла карту душ свою.

Согрелась,  осмотрелась,

И осталась, кажется, навсегда.

Теперь я о ней забочусь –

Варю черный кофе по утрам

И очень хочу,

Чтоб не ушла она к вам.

По принципу ни дня без строчки

Я самозабвенно крапаю стишочки

И вызываю смешочки в кулачек

У мамы, подруг и кошачек

 

(Пра-)Родительница

Я каждый день плету венок

Из дикой переспелой вишни,

У ног моих мечтает Бог,

Любой другой здесь будет лишний.

 

Я тку узор из буйных красок

Огня, земли, воды и чувств,

Чтобы стихи, романы, сказки

Писали те, кому не чужд,

Бессонницы запойный голод

Иль просто вдохновенья дар.

 

Слепым даю я солнца песни

И тоньше делаю их взгляд,

Дарю немым звучанье мысли,

А хворым духом – веры яд.

 

Когда мне чайка принесёт

Весть о тоске людей

Или тревоге звёзд,

Или о боли зверя,

Я воскрешаю в мир

Того, кто снова понесёт

Свой крест на гору суеверий.

 

Я каждый день плету венок

Из дикой переспелой вишни,

И в нём я встречу Рогнарёк,

Когда для вас я стану лишней.

 

    Гамовер*

Подметки стерты,

Смят пиджак,

Усы еще чернеют,

Но уже не так.

 

Слоняется последний из слонов,

Чапает маленький Чаплин.

И ретуши ждет

Неловко упрямый взгляд.

 

Огни пока горят,

Но город перерос

Младенческий размер

Большого американского яблока.

 

Твой смех смешон,

Комедия уже не тянет

На прежний

Академический размах.

А слезы – факсимильны

И оставляют грязные потеки

На густо напудренных щеках.

 

Цветок завял

В устало опустившейся руке…

Нет, это не провал,

Ты просто слишком долго,

Слишком никогда

Не спал.

*game over – конец игры (англ.)

 

Зачумазился котенок

В пыльных капельках дождя,

Потому не знал спросонок,

Чьи следы ругала я.

Вымыл лапы, облизнулся

И подумал про себя:

«Молоко налить бы в лужи,

Был бы чистым я всегда!»

 

Ключ

Ключ на ладошке

Протянул мне чертенок

В косматой шубке

Из черных иголок.

Сверкнули глазища

В прищуре игривом,

И снова одна я –

Он канул, как сгинул.

 

К чему мне ключи,

Если в доме моем

Распахнуты двери

И ночью и днем?

А если бы в гости

Да к запертой двери

Ключи и подавно

Помочь не сумели б –

Сквозь форточки ходим

Мы с ветром вдвоем,

Когда не находим

Открытый проем.

 

Чертовски упрямый

Лежит на ладони

Ключ ржавый и старый –

Будто бы просит

И ждет, и мечтает

Открыть мне замок,

О котором не знаю.

 

Теперь я должна

Бродить в коридорах,

В подвалах искать

И каждую штору

В углах поднимать:

Вдруг потаенная,

С детства знакомая

Открыто забытая

В семи закрытая

Дверца мелькнет?

 

И вот уж полжизни

Скитаюсь по зданьям,

Сжимая в руках

Железку-загадку.

Ищу и тоскую

И думать боюсь,

Что это от смерти

Подарен мне ключ.

 

*************************************

Я брожу по местам своих детских побед,

Где теперь лишь бетон и земля

Расцветает металлом.

Ваши тени вас сдали,

И завтра осталось в тылу.

Вам велели прощать и теперь

Срок годности жизни почти уже вышел – простите.

 

Здесь никто не забыт –

Все здесь просто распяты

На крестах своих памятных дат.

Здесь никто не скулит,

Не смакует изысканный мат -

Подмывает кричать, но уж порваны рты.

Вам велели стоять,

И теперь вы не смеете лечь,

Хотя срок уже вышел.

Дробной дрожью теперь будем мы оседать.

 

И на грязной стене

Останется слово –

Как подарок от тех,

Кому нечего больше отдать.

И на мутной воде

Останутся волны –

У них больше секунд

Для того чтоб не стать.

 

*********************************************************  

 

В том теле кровь течет святая

и бьется сердце полное меня.

Не знаю, почему, но продала я

в театр анатомии тебя.

И три десятка чистеньких монет

Свели две сотни моих жизней в точку «нет».

 

В том теле сердце?

Не знаю анатомии тебя:

Сердце, кровь, три десятка чистеньких монет.

 

В том теле

Не знаю, почему, но бьется…

Но продала я –

В точку «нет».

 

В том теле кровь, сердце,

Но продала я

Две сотни моих жизней.

Театр анатомии меня

В точку «нет»

 

Течет святая. Но бьется.

Нет.

Две сотни «нет». И три десятка «не знаю».

Не знаю, почему.

 

Случилось (когда-то давно)

Вошли глаза,

Ведя с собою тело.

И каждый оказался пригвожден

Укором мягким,

Поиском предела,

Как будто дом был окружен.

Звенящий звук облавы

Терзал зрачок,

Искусственное солнце оказалось

Не в силах сократить поток

Того, что разливалось, трепеща,

И затопило взгляд.

 

Вторая пара глаз

Металась по углам

И на мгновенье горькая усталость

Мелькнула в слове «Вам» –

«что Вам угодно?» –

Прозвучало в жесте

Мятущихся и прячущихся рук.

 

И дикой кошке

Защемило лапу

В капкане взгляда-плача,

Взгляда-палача.

 

Подарок

Капельки на ниточке –

Слёзок ожерелье

Подарило мне вчера

Бурное веселье.

Глазоньки из скромности

Примерять не стали –

Пусть потом расплачутся

Пальцы ли, душа ли.

И стаккато звонкое

Пробежит по клавишам,

И стихи, как кровушка,

Брызнут на экран.

 

Чуждодневность

Ежедневно чужие

Носки лакированных туфель

Ослепляют мой потупленный взор.

Каждодневно смешные

Тени, спешащие прочь,

Удлиняют меня

И торопят вернуться назад.

Чуждодневно простые

Игры чужими словами

Утомляют язык –

Планируют мыслей парад.

 

Опоздать не боюсь –

Я боюсь оказаться последней –

Для кого уготован десерт.

Можно бить зеркала,

Черных кошек в углах караулить –

Все равно я сама,

Только я и могу

Своих бесов собой надоумить.

 

Опоздать не боюсь…

Не боюсь и не смею,

Если скажут: Пора!

Я, оправив костюм,

Замолчу, закурю и поверю.

Далее>>

Страница 1 из 3

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

 

 

Rambler's Top100

   

гхк-3,6-200м криогенные холодные газификаторы.

Хостинг от uCoz