Найти: на

 

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

 

В. Бедин, М. Кушникова, В. Тогулев.

Кемерово и Сталинск: панорама провинциального быта в

архивных хрониках 1920-1930-х гг. (документальная версия).

  Часть вторая. СТАЛИНСК

ГОД 1932

Конференция. – 9-12 января 1932 г. проходит первая городская партконференция. Председательствует секретарь горкома Хитаров. Он заявил, что со времени предыдущей городской конференции прошло шесть месяцев и за это время произошли «величайшие победы рабочего класса и жесточайшие поражения буржуазии», и перед капиталистами всего мира, де, «все явственнее вырисовывается призрак коммунистической революции». На кузнецкой же площадке – «величайшие победы рабочего класса» и «невиданные примеры трудового героизма». Бурными овациями было встречено предложение Хитарова ввести в президиум конференции Макса Гельца – германского революционера, «вождя красных партизан Германии, семь с половиной лет томившийся в застенках буржуазии, известного рабочему классу всего мира». Макс Гельц передал конференции привет от коммунистической партии, рабочего класса, красных фронтовиков и комсомольцев Германии. После речи Макса Гельца из президиума послышалось троекратное «Рот Фронт» и выкрики: «Да здравствует Германская революция!», «Да здравствует вождь рабочего класса Германии – Центральный комитет партии Германии!», «Да здравствует Макс Гельц!».58 Интернационал еще в фаворе и не очень привлекательная фигура Макса Гельца, что выяснится позднее, пока вызывает овации.

С докладом от крайкома партии выступил Зайцев. Из прений черпаем любопытную информацию. Население города – 200 тысяч человек (вместе с селом и Осинниками). Город растет в буквальном смысле «на кустах», «где в свое время охотились старые жители Кузнецка». В городе много студентов: к осени 1932 г. планировалась довести их численность до 1200. Аспиранты выдвигаются «из пролетарской части студенчества». Врачей не хватает: их ждут на дому до пяти дней. В городе сыпной тиф. За 1931 г. на площадку прибыло 100 тысяч новых рабочих, причем из них 70 тысяч уехало обратно. Текучесть кадров, стало быть, в среднем составляла 70%. Коммунистов на площадке было 6011 человек и Хитаров поставил задачу к следующей городской конференции увеличить их количество до 10 тысяч.

Франкфурт поделился планами на будущий год. Предполагалось выстроить 4 фабрично-заводских столовых, два клуба, звуковое кино, 5 детских садиков, райдиспансер, 4 больницы, 12 ясель, баню, механическую прачечную, гостиницу, пожарное депо и 132 каменных дома, а также большой хлебозавод на 10 печей, фабрику-кухню на 150 тысяч обедов, центральный универмаг, два продовольственных магазина, два овощехранилища, Дом Советов, почта-телеграф, СИЧМ (учебно-лекционный корпус).59 Как видим, «планов громадье» – хроническая болезнь утопического строя.

А между тем – из доклада о работе профсоюзов, с которым выступил некий Кузнецов, узнаем о деталях строечного быта. Как несомненный прогресс по сравнению с прошлым годом Кузнецов называет факт, что в городе появились койки, одеяла и простыни аж в 115 бараках. В остальных люди спят в одежде на топчанах. В некоторых бараках имеется пианино, - на нем, не иначе, играли землекопы после трудового рабочего дня. На одного рабочего приходится жилой площади от 4 до 5 квадратных метров. Кузнецов считает, что рабочие Кузнецкстроя должны жить по-социалистически, т. е. иметь в квартире умывальник и ванну (а не умываться из унитаза). В городе имеются аж три бани, но их пропускная способность такова, что если рабочий сможет в ней помыться хотя бы один раз в месяц – это уже победа. Механическая прачечная тоже работает по-социалистически: сдал белье – а получаешь чистым только через месяц. В городе 600 больничных коек, но в некоторых больничных бараках на одной койке лежат по двое больных. Действует всего 12 медпунктов. Кругом эпидемии, вши и клопы. На весь город – 20 коек для рожениц. Иногда женщина из-за отсутствия родильной койки задерживает рождение ребенка. Абортария на площадке нет. Кузнецов приводит показательную статистику об очередях в столовых: в столовой № 6 очередь – более 100 человек, в столовой ЦЭС – до 200, в котельном цехе – до 160 человек. Зачастую рабочим подается в столовых каша со льдом. Торговая сеть растет медленнее, чем население. Снабжение Кузнецов называет хорошим. Он сообщает, что 80% всех товаров получают ударники, и что снабжение поставлено в зависимость от важности работы цехов на площадке. В городе насчитывается 7 клубов и 129 красных уголков, в библиотеках имеется 80 тысяч книг, есть 242 библиотечные передвижки. Одним словом, на двух жителей приходилось по одной книжке.60

В целом, вопросы культуры имели для кузнецкстроевцев значение второстепенное. Главное – выжить бы, ведь половина населения жила в землянках. Зав. ГорОНО Благовещенский считал, что школьных зданий в городе вообще не было: «Мы строим бани и еще мелкие здания, а потом их приспосабливаем для культурного учреждения».61

Как далека была, однако, реальность от «солнечной панорамы», намеченной к выполнению всего лишь за один следующий год…

На конференции избран новый состав горкома: 

Макс Гельц – германский коммунист.

Хитаров – секретарь горкома.

Франкфурт – управляющий строительством.

Аверьянов – Зав. оргинструкторским отделом ГК ВКП (б).

Дьячков – зам. зав. оргинструкторским отделом ГК ВКП(б).

Попков – культпроп ГК ВКП(б).

Землянко – секретарь сельского района.

Грабанов – зав. агитмассовым сектором ГК ВКП(б).

Шербатов – председатель КК-РКИ.

Беканова – секретарь партколлектива ЦЭС.

Млатковский – секретарь партколлектива коксового цеха.

Митрофанов – секретарь партколлектива доменного цеха.

Елисеева – начальница доменного цеха.

Поздняков – председатель Постройкома.

Лебедев – председатель завкома металлургов.

Кузнецов – председатель Горпрофсовета.

Бехотин – секретарь ГК ВЛКСМ.

Романов – председатель Горсовета.

Анастасенко – начальник оперпункта ОГПУ.

Бородин – начальник по эксплуатации КМЗ.

Ершов – секретарь партколлектива мартеновского цеха.

Безлюдная – секретарь партколлектива Водоканалстроя.

Самойлова – секретарь партколлектива Соцгорода.

Колмаков – секретарь партколлектива котельного цеха.

Власов – редактор «Большевистской Стали».

Комаров – председатель Правления ЗРК.

Зубаков – начальник Стальмоста.

Мохрачев – председатель райисполкома.

Косилов – полк ГПУ.

Теребин – секретарь партколлектива ж.д. транспорта.

Александров – пом. управляющего строительством.

Кучин – секретарь партколлектива рудного района.

Сгибнев – начальник рудного района.

Кроник – пом. начальника строительства.

Лавриянец – секретарь КСМ завода.

Виноградов – секретарь по парткадрам.

Матросова – Женсектор ГК ВКП(б).

Злотников – директор КРО.

Гудков – зав. ГорФО.

Велюга – клепальщик доменного цеха.

Бернад – монтажник доменного цеха.

Барминр – монтажник коксового цеха.

Панченко – жестянщик мартеновского цеха.

Коротков – секретарь новостройки.

Ганрис – горняк Тельбесса.

Кочин – слесарь в Осиновке.

Ермоленко – сборщик котельного цеха.

Ромашкин – рабочий Соцгорода.

Сибко – рабочий-слесарь ж.д. транспорта.

Веткин – колхозник.

Майкон – орготдел ГК ВЛКСМ.

Зонов – секретарь электроцеха.

Моисеева – рабочая мехцеха.

Ярошенко – инженер ЦЭС.

Соколова – рабочая-деревообделочница.

Рябинин – рабочий прокатного цеха.

Сидоренко – машинист станции Кузнецк.

Лаврентьев – рабочий ЦЭС.

Боровик – рабочий доменного цеха.

Цимбал – бригадир хлебозавода.

Сухов – бригадир электроцеха.

Мателенко – неизвестно кто.

Пахомова – хрен знает кто.

Кандидаты в члены горкома ВКП(б):

Барбашев – секретарь партколлектива прокатного цеха.

Большаков – секретарь партколлектива Стальмоста.

Баш – начальник Водоканалстроя.

Захаров – секретарь партколлектива СНОП.

Грольман – начальник транспорта.

Брудный – начальник прокатного цеха.

Попов – рабочий коксового цеха.

Землянкин – помощник по производственным совещаниям.

Беспалов – заворг сельрайона.

Плотников – секретарь КСМ доменного цеха.

Кадыров – бригадир доменного цеха.

Пахомова – бригадир доменного цеха.

Салодовников – рабочий Соцгорода.

Ожигин – инженер литейного цеха.

Гоношенко – рабочий мартеновского цеха.

Макаров – секретарь партколлектива автогужтранспорта.

Герасимов – машинист Новостройки.

Веретенов – буровой мастер в Осиновке.

Благовещенский – зав. ГорОНО.

Якунин – ж.д. транспорт.

Галимуллин – горняк Тельбесса.

Бузуев – сборщик котельного цеха.

Васюкевич – рабочий базы механизмов.

Мороз – мастер мехцеха.

Портнягин – партколлектив Водоканалстроя.62

Мартовский пленум. – 3-4 мая 1932г. – пленум горкома. На котором опять-таки озвучено немало интересных фактов. Например, стало ясно, что в районе проживает свыше 50 тысяч спецпереселенцев (Островская площадка). Некто Гудков нападает на верующих, которых тоже приравнивают к «чуждым»:

«Нужно сказать, тут имеется влияние кулачества, сектантства… Этот народ приехал очень недавно, в 1929-1930гг., здесь объявляет себя Иванами-богословскими и начинает заворачивать всякими делами. Когда к ним обращаются – отвечают: я фамилии не скажу, живу на земле – земля создана богом. С этими братьями во Христе нужно провести решительную борьбу, ибо эта шантрапа мешает нам строить социализм».63

Возможно, Гудков имел ввиду зачаточные формы инакомыслия, имевшие место в толстовских коммунах, расположенных аккурат под городом. В заключительном слове докладчик Землянко остановился поподробнее на этих коммунах и на позиции Гудкова. Вот буквально его слова: «Насчет толстовцев. У нас имеется несколько толстовских групп. В том числе из Москвы и других мест. Тов. Гудков допустил одну ошибку, которая заключается в том, что он считает, что с этими толстовцами нечего нянчиться, их надо немедленно смести с лица земли. Я думаю, что основной упор должен быть на перевоспитание молодой части. Толстовцы не лишены прав и живут на основе постановления ЦИК РСФСР (голос с места: «как бы то ни было, их надо выселить»). Молодую часть надо оторвать (налицо у нас классовое расслоение), сделать надо так, чтобы они погрызлись; ту часть, которую можно переделать, мы переделываем».64

Как раз в разгар работы пленума в город прибыл Р. И. Эйхе. Он выступил перед собравшимися с докладом. Он заявил, что «везде и всюду мы видим небывалое понижение производства, небывалый кризис», и только в стране диктатуры пролетариата, де, «небывалое увеличение промышленности». Проехался Эйхе и по «враждебным элементам»:

«Вы знаете, сколько было клеветы, сколько было насмешек по отношению к нам со стороны враждебного окружения, со стороны враждебных элементов в нашей стране, а также со стороны отдельных оппортунистических элементов! Сколько было хихиканья по вопросу о возможности овладения нами крупной новой техники!».65 Разумеется, слова Сталина о том, что «нет таких крепостей, которые мы не смогли бы взять», Эйхе называет пророческими. Эйхе считает, что еще в 1931 г. в стране был построен «надежный фундамент социализма». Эйхе считает, что в результате второй пятилетки благосостояние народа увеличится в два-три раза: циничное утверждение, если учесть, что в СССР во все времена не производство работало на человека, а человек – на военное производство.

Июньский пленум. – На пленуме 25-26 июня 1932 г. обсуждались продовольственные дела. Рабочие в городе получали кто 250 грамм пшена в день, кто три с половиной килограмма на месяц. Питание в столовых было весьма своеобразным: ударникам полагались порции больше, чем всем прочим. Ударникам – рыбка побольше, неударникам – поменьше. Порции каши – тоже соответственно. Делегат Кесарев 22 июня в половине шестого пришел в столовую и увидел, что в котел намешали ржаной муки, и подали к столу рабочим: «Такую болтушку только свиньям». В столовых очередь по 200 человек, не хватает ложек.66

В продовольственных организациях (ЗРК, Акорт) сотрудников арестовывают десятками. Причем «берут» как «чуждых» (бывших кулаков и торговцев). Хлебные карточки – 250 грамм в день. Но хлеба не хватает и не всем  удается его купить, причем отовариваются всего 75% имеющих карточки. В столовых грязь. С питанием настолько плохо, что возникают полуфантастические предложения. Например, очистить городские пруды и разводить в них карпов. Некто Власов увлечен идеей разведения кроликов и считает, что при хорошей постановке дела можно было бы к концу зимы иметь 100 тысяч кроличьих туш, что составляет 7 тысяч пудов мяса. Напрасные мечтания, но что только не придет в голову с голодухи…

На пленуме вновь муссировался вопрос о толстовских коммунах. Вот что заявил докладчик Романов: «Какое положение с толстовскими объединениями? Что это за объединения? Это объединения явно контрреволюционные по существу, под прикрытием т. н. Креста и евангелия. Этому толстовскому объединению был дан план 512 га посевной площади, между тем районная соввласть не смогла справиться с этими толстовскими объединениями для того, чтобы обеспечить выполнение плана. Что в результате получилось? Получилось то, что до сегодняшнего дня по этим объединениям нам абсолютно неизвестно, какое количество у них имеется едоков, рабсилы, какое наличие лошадей, тягловой силы, скота и т. д. В общем, люди абсолютно не желают отвечать на требования соввласти, прямо и открыто заявляют, что они соввласть не признают, что они никакого отношения к соввласти не имеют, что они являются автономным союзом мирового братства Льва Толстого (Голос с места: Колхоз юридически зарегистрирован). Между тем по ошибке я должен прямо заявить – непростительной ошибке – устав явно контрреволюционный, зарегистрирован в ГорЗО. В этом уставе предусмотрена организация школ, кружков – библиотек-читален и т. п. Для такой явно контрреволюционной организации предоставляется еще возможность организовывать школы, кружки и т. п., а отсюда вытекает, что им в связи с этим не возбраняется вести открытую пропаганду против соввласти. Так, по крайней мере, юридически оформлен документ, который позволяет им разводить это дело. Таким образом выполнили они плана всего лишь 112 га, вместо 512, которые им были первоначально установлены. Никто, к нашему сожалению, из руководителей объединения до сих пор не арестован, не сидит за явный саботаж в области выполнения плана сева».67

Некий Баранов на том же пленуме сообщил, что имеет дело с толстовцами уже два года, работает же в Есаульском сельсовете, и никак не может добиться, «сколько же они посеяли? А посеяли они, по нашим подсчетам, больше 100 га».68

В заключительном слове Романов вновь «пинает» толстовцев: «Наши враги ведут свою работу, например, в прошлый год к нам приехало толстовское объединение. Оно растет не меньше, чем наши ячейки. Причем необходимо учесть, что там имеется текучесть непростая, а они стараются по всем уголкам Советского Союза рассеять своих членов. У них получается – сегодня прилив, а завтра отлив. Они также понимают политику советской власти не меньше, чем коммунисты проверяют политику нашей партии и интересуются всеми событиями и, по моему, Маркса и Ленина знают не хуже, чем мы с вами, и несомненно, что они имеют под собой такую почву, создают текучесть, но текучесть непростую, а плановую. К нам приезжают из Бийска и туда уезжают другие. Таким образом, люди проводят агитацию за свои задачи, и нам сейчас необходимо усилить работу по разъяснению всех политических задач».69

В прениях по докладу Франкфурта черпаем сведения о жизни горожан. По сведениям некоего Попова, в 1931 г. без уборных и элементарных хозяйственных устройств в городе проживало 10 тысяч человек, в 1932 г. эта цифра выросла до 60 тысяч.

Проблемой было устройство в жилищах печей и канализации… Впрочем, с этими проблемами мы уже встречались в панораме бытия и Щегловска тоже…

СИЧМ в фокусе внимания. – В 1932 г. создается комиссия содействия СИЧМу. В нее вошли ректор, зав. учебной частью, руководители ведущих кафедр, представители от ВТУЗбюро и профкома, Франкфурт, Бардин, представитель Горкома Митрофанов, представитель Горсовета Романов, представитель Горпрофсовета Очков, и Гольденберг. К преподавательской работе в СИЧМе привлечены Бардин, Казарновский, Ваганов (доменный цех), Лисочкин (мартен), Дегтярюк (прокатный цех), Саров (заводоуправление), Брагин (литейный цех), Зайцев, Фиников (прокат), Желтов (доменный цех), Михин (мартен), Элиашберг (газовый цех), Скрыпник (прокат), Мамонтов (литейный цех), Антипов (плановый отдел). Решено снабдить лаборатории СИЧМа канализацией и водопроводом, а также вентиляцией. СИЧМу постановили выделить 100 коек, 100 простыней, 10 печек, 300 табуреток, 400 мешков для выделки матрацев, столы, тумбочки.70 Что из этого получилось, покажет время. Слишком пристальное внимание ко благу не бывает, в чем не замедлят убедиться работники СИЧМа.

Тифозные больные. – Город захлестнула эпидемия брюшного тифа. Бюро горкома постановило проводить санобработку жилищ прежде, чем в них будут вселяться. Заговорили о необходимости монтировать специальный санпоезд. Срочно стали достраивать бани и прачечные. Построили вошебойки: на кирзаводе № 1, кирзаводе № 2, ДОС, каменном карьере, бараках СНОБа, базе мехзавода, бараках от электростанции, бараках водоканалстроя, на молферме, две – в ИТУ, две – у спецпереселенцев, пять – на новой колонии, две – в соцгороде, две – в Араличево. Для госпитализации заразных больных выделили 15 лошадей и две автомашины, выписали 50 врачей из центра, выстроили специальные инфекционные бараки.71

«Оппортунистические вылазки». – Как мы уже писали в книге «Кузнецкстрой», в СИЧМе в 1932 г. разоблачаются «контрреволюционные вылазки» в преподавании общественных наук. В частности, нападкам подвергается преподаватель СИЧМа Дейч. Мы нашли резолюцию заседания секретариата горкома ВКП(б) по этому вопросу, отчасти дополняющую уже известные нам сведения. Вот что сказано в этой резолюции: - Кафедра общественных дисциплин СИЧМа допустила грубейшие извращения марксистско-ленинской теории в преподавании обществоведения, протаскивала элементы теории правого оппортунизма, контрреволюционного троцкизма и рубинщины.

- Руководитель кафедры, член ВКП(б) т. Дейч, как в составлении заданий, так и на занятиях проводил антиленинские, антипартийные установки. Постановка в заданиях вопросов: «Может ли быть построен в настоящее время социализм в Монголии и Туркестане» и «не опоздала ли партия с лозунгом ликвидации кулачества как класса», является объективно-троцкистской попыткой поднять на дискуссию и поставить под сомнение вопросы, давно разрешенные партией и подтвержденное успехами практики нашего строительства.

- Наряду с вопросами явно троцкистского толка в заданиях и преподавании т. Дейч имеются отражения явных правооппортунистических и каутскианских взглядов. Вопросы в задании: «Почему бы кулаку не врасти в социализм» и утверждение, что «обнищание рабочего класса при капитализме относительно, а не абсолютно» показывают не только неправильную теоретическую и политическую установку, но и наличие и т. Дейч правооппортунистической каутскианской точки зрения по этим вопросам.

-  Не менее вредной теоретической и политической ошибкой является заявление т. Дейч, что «Ленинизм не наука, а мировоззрение» и что т. Сталин «только теперь стал теоретиком». Это попытка принижения теоретической роли т. Сталина и т. Ленина в социально-экономических науках и теории пролетарской революции и мирового революционного движения есть ничто иное, как повторение контрреволюционного троцкизма и рубинщины в оценке признанных теоретиков и вождей партии и рабочего класса.

- Все эти троцкистские и оппортунистические извращения Марксистско-ленинской теории и политической линии партии т. Дейч явились, главным образом, следствием того, что т. Дейч до сего времени не освободился от влияния рубинщины и не подверг критике своего прежнего отношения к рубинским установкам.

- Одновременно с этим секретариат отмечает, что со стороны партколлектива и партийной части дирекции СИЧМа была проявлена явная недооценка роли и значения обществоведения в системе учебно-производственной –работы ВТУЗа, не было обеспечено надлежащего политического руководства кафедрой. За весь период нового учебного года ни разу не обсуждались вопросы состояния преподавания общественных дисциплин, вследствие чего и были допущены эти грубейшие антипартийные извращения в работе кафедры.72

В результате постановили отстранить Дейча от руководства кафедрой и преподавания в СИЧМе и передать дело в городскую контрольную комиссию. Сам Дейч свои «ошибки» тут же признал. По прошествии лет нельзя не изумиться: человека наказывают за то, что не так, как следовало, задавал вопросы, а он покорно признает свои «ошибки». Поистине, «сон разума порождает чудовищ»…

<< Назад    Далее>>

Содержание

Ждем Ваших отзывов.

По оформлению и функционированию сайта

Главная

Кузнецк в жизни и творчестве Ф. М. Достоевского

Наши гости

Нам пишут...

Библиография

Историческая публицистика

Литературная страничка - Дом Современной Литературы

               

© 1984- 2004. М. Кушникова, В. Тогулев.

Все права на материалы данного сайта принадлежат авторам. При перепечатке ссылка на авторов обязательна.

Web-master: Брагин А.В.

студии визуализации . сурьма цена, ооо.
Хостинг от uCoz